8 (499) 704-32-83
Москва

8 (812) 244-86-91
Санкт-Петербург

Заказать обратный звонок
Ежедневно с 9:00 до 19:00

Стена с туфлями в стамбуле


Фотографии из альбома «Фотографии Святой Земли». Ателье Бонфис и братьев Цангаки

Введение | Фотографии из альбома | Гербарные композиции | Литература

Впечатления от старых монохромных снимков с красками, звуками и запахами Палестины сохранены для нас текстом великого русского писателя И. А. Бунина, посетившего эти края в 1907 г. и описавшего свои впечатления в серии очерков «Тень птицы».

Panorama de Jaffa № 1.
Панорама Яффы № 1.

Штиль, зной, утро. Кинули якорь на рейде перед Яффой.
На палубе гам, давка. Босые лодочники в полосатых фуфайках и шароварах юбкой, с буро-сизыми, облитыми потом лицами, с выкаченными кровавыми белками, в фесках на затылок орут и мечут в барки все, что попадает под руку. Градом летят туда чемоданы, срываются с трапов люди. Срываюсь и я. Барка полным-полна кричащими арабами, евреями и русскими.
Пароход, чернея среди зеркального взморья, отдаляется, кажется маленьким. Мала и Яффа. До нее еще далеко, но воздух так чист, а восточные контуры ее кубических домиков, среди которых то там, то тут метелкой торчит пальма, так четки и просты. Уступами громоздится этот каменный, цвета банана, городок на обрывистом прибрежье. От рейда его отделяет длинная гряда рифов. За ними, у береговых отмелей, шелком сияют обвисшие паруса на высоких, тонких мачтах лодок. Их больше всего возле северной отмели, где когда-то был Водоем Луны, финикийская гавань. С севера к Яффе подступает золотисто-синяя от воздуха и солнца Саронская долина. С юга – желто-серые филистимские пески. На востоке – знойно-голубой мираж Иудеи. Там, за горами, – Иерусалим.
В штиль рифы обнажаются – барка спокойно проскальзывает между их ржавыми, мокрыми и нестерпимо блестящими на солнце глыбами. На пристани сараи – таможни…

(И.А. Бунин. Полн. собр. соч. М., 2006. Т. 3, с. 411)

… По гладким каменным уступам, в тени звонких переулочков поднимаемся к базару. О Стамбуле напоминает в первую минуту запах гниющих апельсинов и укропа, смешанный с чадом восточной кухни. Но нет, даже в самых глухих закоулках Стамбула нет плит, столь выбитых и отшлифованных копытами и туфлями, и такой толпы – таких грубых одежд, такого жесткого загара и таких гортанных криков! Вот базар с мокрым фонтаном, с водоносами под бурдюками и кувшинами, с верблюдами и собаками, с грудами фруктов и зелени, с кофейнями и лавчонками в крытых полутемных рядах... Да, тут все старее, восточнее. И небо над базаром ярче, и зной не тот. А какие дряхлые хананеи с красными кроличьими глазами меняют в сумраке рядов бешлыки на лепты и пиастры!
В садах вокруг Яффы – пальмы, магнолии, олеандры, чащи померанцев, усеянных огненной россыпью плодов. Запыленные ограды из кактусов в желтом цвету делят эти сады. Между оградами, по песчано-каменистым тропинкам, медленно струится меланхолический звон бубенчиков – тянется караван верблюдов. Где-то журчит по канальчикам вода – под однотонный скрип колес, качающих ее из цистерн. Этот ветхозаветный скрип волнует. Но еще больше волнует сама Яффа. Эти темные лавчонки, где тысячу лет торгуют все одним и тем же – хлебом, жареной рыбой, уздечками, серебряными кольцами, связками чесноку, шафраном, бобами; эти черные, курчаво-седые старики-семиты с обнаженными бурыми грудями, в своих пегих хламидах и бедуинских платках; эти измаилитянки в черно-синих рубахах, идущие гордой и легкой походкой с огромными кувшинами на плечах; эти нищие, хромые, слепые и увечные на каждом шагу – вот она, подлинная Палестина древних варваров, земных дней Христа!

(И.А. Бунин. Полн. собр. соч. М., 2006. Т. 3, с. 411–412)

 

Rue de la porte de Jaffa
Улица возле Яффских ворот.

 

Tour de David et d’Hippicus.
Башня Давида и Гиппика (Иерусалим, цитадель Давида).

Как груба и стара громада ворот! Зубчатая сарацинская башня, в упор освещенная низким солнцем, вся как будто из потемневшего от времени железа. Небольшая площадь за воротами почти вся в тени, падающей и от них, и от тяжкой цитадели Давида с ее рвами и бойницами. Направо – несколько европейских домов, магазинов. Напротив – улица Давида: узкий, темный, крытый холстами и сводами ход между старыми-старыми мастерскими и лавками. Из него выныривают навьюченные ослы, фески, женщины, с головой завернутые в покрывала, постукивающие деревянными скамеечками, заменяющими здесь туфли... Вечерний свет, падающий из ворот на жерло этого входа, делает его совсем черным. Как раз возле него – высокий, узкий дом, наш отель. Спрыгнув с лошади, я иду туда, где провожу все вечера, – на крышу. Иду по внутренним и наружным лестницам, на одном повороте останавливаюсь: за окном подо мной – громадный «водоем пророка Иезекии», темно-зеленая вода которого стоит прямо среди домовых стен с решетчатыми окошечками, пробитыми как попало – и очень высоко, и очень низко. Медленно спускается из одного такого окошечка кожаное ведро на веревке...
(И.А. Бунин. Полн. собр. соч. М., 2006. Т. 3, с. 414)

 

Vue de Jerusalem pris du Mont des Oliviers.
Вид Иерусалима с Елеонской горы.

«Иерусалим, устроенный, как одно здание!» – вспоминаю я восклицание Давида. И правда: как одно здание лежит он подо мною, весь в каменных купольчиках, опрокинутыми чашами раскиданных по уступам его сплошной кровли, озаренной низким солнцем. Первобытно-простой по цвету, первобытно-грубый по кладке, без единого деревца, – только одна старая высокая пальма на южной стороне, – он весь заключен в зубчатую толщу стен и кажется несокрушимым. Он, воспетый Давидом и Соломоном, некогда блиставший золотом и мрамором, окруженный садами Песни Песней, ныне возвратился к аравийской патриархальной нищете. Уступами сходящий к кремнистой ложбине Кедрона, к переполненной несметными могилами Иосафатовой долине, окруженный пустырями и оврагами, он кажется тяжким и грубым вретищем, одевшим славный прах былого.
Над ним высятся редкие минареты, католические колокольни и рубчатый черно-синий купол приземистой мечети Омара, занявшей место храма Соломона. За стеной домов, над водоемом, лежащим подо мною, два тоже рубчатых черно-синих купола. Это главы тяжких, вросших в землю храмов над Гробом и Голгофой. В чистом воздухе необыкновенно близка кажется мечеть. А до купола Гроба просто хочется дотронуться. Тысячи черных стрижей верезжат и носятся над этой каменной стариною. Солнце опускается, в темных норах и переходах, скрытых кровлею города, в грязных базарных рядах замирает шум и говор торга...

(И.А. Бунин. Полн. собр. соч. М., 2006. Т. 3, с. 414–415)

 

Portes du St.-Sépulcre. – Gates of the Holy Sepulchre.
Вход в Храм Гроба Господня.

Один из переулков налево весь состоит из лавок с крестиками и образками. Дальше калитка в каменной ограде, а за ней каменный двор, полный жаркого солнца, стиснутый стенами греческих и латинских подворий и самого храма. Мраморная паперть его занята торговцами, разложившими на ней все те же кипарисные и перламутровые крестики, четки и раковинки. И этот двор, храм – это-то и есть «Юдоль Мертвых». Некогда она лежала вне городских стен, была пустошью, служила для свалки нечистот и крестной казни. Потом стала величайшей святыней мира. И владели ею то Рим, поставивший над могилой распятого храм Венеры, то Византия, то Хозрой, то Омар, то Готфрид, то султаны Стамбула...
Фасад храма сер и тяжел. Входы его в больших глубоких сводах, украшенных обветшалыми барельефами. Один грубо заложен камнями. Другой широко зияет темнотой, усеянной цветными огоньками лампад. Два старинных решетчатых окна во втором ярусе слишком малы, незаметны по сравнению с фасадом. И фасад кажется частью слепой крепостной стены. Толпой выходят русские мужики и бабы, оборачиваются, кланяются до земли и, встряхнув волосами, вздыхая и вытирая полами заплаканные глаза, идут бродить по базарам... Злорадно верезжат и черными стрелами носятся вокруг горячо нагретых стен стрижи... Снисходительно-ласково, притворно-сердито воркуют голуби на выступе карниза...

(И.А. Бунин. Полн. собр. соч. М., 2006. Т. 3, с. 420)

 

XII et XIII Stations, le Calvaire, autel grec. – XII and XIII Stations: Calvary: Greek altar.
12-я и 13-я станции «Скорбного пути» — Via Dolorosa. Греческий алтарь над местом установки креста.

После жара и блеска Вертепа, сумрачно кажется в Ротонде. Тут с утра до вечера – сплошной крестный ход, давка, слезы, рыдания, служба на всех языках. Служат и в греческом соборе, рядом, и в католических приделах, и на Голгофе – маленьком темном алтаре, куда поднимаются из преддверия Ротонды по мраморной лестнице. Служат и в дальних подземных храмах, где стоит вечная ночь, мрак, озаренный лампадами, и холод могилы... И всюду золото, иконостасы, драгоценные камни, образа всех времен и всяческого письма, ладан, распятия, статуи Мадонны...
«На горе сей пьют радость, пьют вино!»

(И.А. Бунин. Полн. собр. соч. М., 2006. Т. 3, с. 421)

 

Intéreur du St.-Sépulcre. – Interior of the Holy Sepulchre.
Внутренний вид Храма Гроба Господня.

Дальше – сумрак первого притвора, и среди исполинских погребальных свечей, на низком помосте, под балдахином, увешанным дорогими разноцветными лампадами, –желто-розовая плита: Камень Помазания. Налево – ротонда под колоссальным несведенным куполом, детски расписанным облаками, лазурью, ангелами. Посреди – часовня песочного мрамора, вся в блестящих окладах и горящих лампадах. У входа ее горят разноцветные свечи, перевитые сусальным золотом, выше роста человеческого... Вот он, этот жуткий погребальный Вертеп, такой тесный, что в нем трудно повернуться, и настолько залитый светом, что в нем слепнешь и не сразу разглядишь у стены направо низкую лежаночку из мрамора! А к ней-то и текут со всего мира, ее-то и кропят ежечасно розовой водой, над ней-то и пылают пятьдесят лампад и целые костры восковых свечей...
(И.А. Бунин. Полн. собр. соч. М., 2006. Т. 3, с. 421)

 

Arc de l’Ecce Homo
Вторая станция «Скорбного пути» - Via Dolorosa (арка, возле которой, согласно легенде, Пилат, указывая на Христа, произнес: «Се человек» (Иоанн, 19:5)).

 

Vue générale de l’emplacement du Temple de Salomon.
Общий вид места, на котором некогда располагался Храм царя Соломона.

Мечеть Омара цветет над нищей и нагой Иудеей во всем богатстве и великолепии своих палевых кафель, голубых фаянсов, черно-синего купола, громадного мраморного двора и тысячелетних кипарисов.
Даже из-за Мертвого моря, с первых уступов Моава, видна она…

(И.А. Бунин. Полн. собр. соч. М., 2006. Т. 3, c. 423)

… Мечеть – первая Кебла Ислама. Сам пророк заповедал молиться, обратясь лицом к Камню Мориа, ныне покрытому ею: Мекка стала Кеблой позднее, уже после его смерти. И «пилигрим, вступивший за священную ограду мечети и поклонившийся Камню, один получает награду, равную награде тысячи мучеников, ибо здесь молитвы его так близки к Богу, как если бы он молился на небе».
Черномазый араб-часовой, в феске и синей турецкой форме, с карабином на плече, медленно бродил возле старых крепостных ворот, когда мы, спустясь по улице Давида, несмело остановились возле них. Еще очень недавно великих трудов стоило не только войти, но даже заглянуть во двор Святилища, а сто лет тому назад за это платили жизнью. Теперь часовой только покосил своими голубоватыми белками, только блеснул огненно-черным зрачком.
Близился полдень, странным металлическим светом блистали (в пролеты длинной отдельно стоящей прямо против ворот колоннады) грани этой огромной мечети, вознесенной на мраморный помост среди ослепительно-белого простора каменного двора. Древние кипарисы стражами стояли возле нее. Несколько ветхозаветных олив раскидывались там и сям своими серебристо-пыльными пущами над плитами двора, проросшего тонкою бледно-зеленой травой. Под одной из олив, прямо, по-женски, вытянув ноги, сидели две благочестивые мусульманки, закутанные в легкие бледно-розовые покрывала. Голуби, трепеща и свистя крыльями, падали порою на горячие ступени помоста. Но казалось, что уже давно-давно не ступала в этом светлом дворе нога человеческая, – что в каком-то заповедном царстве растут эти черные картинные деревья и блистают чистотой эти каменные плиты. Мертвенно-холодно сияли вечно-свежие краски мечети, возвышавшейся в своем азиатском великолепии среди света и зноя, под слегка аспидным аравийским небом.
Она царит надо всем, что вокруг нее, и вся на фоне этого неба. Ее длинный восьмиугольник, весь из золотистых мраморов, и нежно-лазурный барабан, поддерживающий купол, все это немного приземисто по сравнению с величиной темно-синего свинцового полушария, рубчатого сарацинского купола, увенчанного необычно большим золотым серпом луны с соединяющимися острыми концами. По-аравийски сумрачная вверху, по-дамасски блистающая инкрустациями снизу, мечеть резко глядит в пролеты колоннады.
Мы поднялись на помост. И тогда мечеть еще ослепительнее предстала перед нами своей громадой. Почти правильная полусфера купола чуть-чуть заострена на вершине, чуть-чуть вогнута у основания – и кажется легкой. Верхний карниз барабана и пространство между его окнами – все в лазурных и белых майоликах, испещренных золотою вязью куфических надписей. Широкая, блистающая полировкою лента белых и лазурных изразцов, тоже вся в золотой вязи, идет и над большими полукруглыми окнами по стене самого восьмиугольника.

(И.А. Бунин. Полн. собр. соч. М., 2006. Т. 3, c. 423–424)

 

Intérieur de la mosqueé d’Omar, le Rocher. – Interior of the mosque of Omar, the Rock.
Внутренний вид Мечети халифа Умара, «Купола скалы».

Худой, живоглазый мулла быстро распахнул дверь, и, разутые, скользя по желтым камышовым циновкам, вступили мы в прохладу и сумрак, слабо озаренный голубым и розовым светом драгоценных разноцветных стекол. «Что это кажется странным в этой мечети?» – думал я, пока глаза мои привыкли к ее полусвету. И, наконец, понял: ах, то, что нет в ней обычного простора!
Простора нет потому, что стоит в ней восьмиугольная колоннада: восемь широких столпов и шестнадцать колонн, соединенных архитравом. Пролеты между ними – арками. Как старинная парча, покрывает эти столпы и архитрав блеклая зелень, матовое серебро и золото мозаики, переносящей мысль к Византии. Византийскими капителями увенчаны и колонны.
Но мало того: за этой аркадой высится вторая – круг из четырех столпов и двенадцати колонн, поддерживающий барабан с куполом, круг колонн яшмовых и порфировых – наследие Соломона и Адриана. И уже совсем необычно то, что с великим изумлением видишь в этом круге, за этими колоннами, за соединяющей их невысокой бронзовой решеткой: под зеленым шелковым балдахином, нарушая всякое представление о всяческой человеческой постройке, тяжко и грубо чернеет дикая морщинистая глыба гигантского камня! Купол выстлан внутри той же матовой зелено-золотой парчой мозаики. Сказочно-разноцветное сияние льют рубиновые, сапфировые, топазовые стекла. Неясно блистает весь храм мраморами и загорающимися гранями хрусталя на несметных люстрах. Тонким ароматом кипариса и розовой воды напоен прохладный сумрак...

(И.А. Бунин. Полн. собр. соч. М., 2006. Т. 3, c. 424–425)

 

Mont des Oliviers.
Елеонская гора.

После полдня тянет легкий ветер, небо, воздух, солнце – все становится ярче, яснее.
За иссохшим руслом Кедрона дорога поднимается – мимо погребальной пещеры Богоматери, Гефсиманского сада и гробниц Авесалома и Иосафата, по каменистым склонам Элеона, среди несметных плит еврейского некрополя, стоящих как раскрытые книги, испещренные крупными письменами.
Есть ли в мире другая земля, где бы сочеталось столько дорогих для человеческого сердца воспоминаний? Гроб Мариам! У стен сада, столь любимого сыном, в ложе кремнистой долины, под сводами древнего полуподземного храма, во тьме которого блещут огни, оклады и самоцветы, почила она, простая женщина из Назарета, венчанная высшею славой – земной и небесной.

(И.А. Бунин. Полн. собр. соч. М., 2006. Т. 3, c. 430–431)

 

Valée des tombeaux de Josophat. – The valley of tombs of Jehoshaphat.
Кедронская (Иосафатова) долина.

На фотографии изображены гробницы Бнеи Хезиру, пророка Захарии и Авессалома, сына царя Давида. Над ними на Елеонской горе – православный храм Марии Магдалины.

А русло Кедрона? Это дол Иосафата, место грядущего Страшного суда, великая житница Смерти. Нет правоверного иудея и мусульманина, который не полагал бы несказанной радостью быть погребенным в этой юдоли и не верил бы, что и всех лишенных этой радости созовет в нее Господь в день суда своего. Он ведь сказал устами Иоиля: «Я соберу все народы и приведу их в долину Иосафатову».
Солнце уже клонится к западу, за Иерусалим. От его восточной стены пала тень. Но ослепительно-золотисты скаты Элеона, дорога, извилисто прорезанная по ним, плиты и гробницы. Золотиста лазурь над Кедроном и горой, золотисто-песочного цвета ястреба, реющие над нами, трепещущие своими острыми, в черных ободках крыльями: любят они эти скаты, любят сушь пустыни, в которую медленно вступаем мы, огибая среди запыленных олив Элеон.

(И.А. Бунин. Полн. собр. соч. М., 2006. Т. 3, c. 431)

 

Mur des Juifs un vendredi – The Jews wailing place, a Friday.
Иудеи у стены плача в пятницу.

Стук копыт – это приводят лошадей для туристов и паломников европейцев. Европейцы живут по отелям, католическим и протестантским миссиям, осматривают святыни почтительно и спокойно. А говор – это говор русских мужиков и польских евреев, идущих плакать. Одни будут лить слезы у Гроба, другие – у Стены Плача, уцелевшей от храма Иеговы. Русские живут в скучных казенных корпусах Православного Общества за Западными воротами. А евреи ютятся в трущобах южного квартала и плачут у останков древнего Сиона, нарядившись в бархатные халаты и польские шапки из остистого меха, под которыми видны на затылках ермолки, а на висках огромные завитки…
(И.А. Бунин. Полн. собр. соч. М., 2006. Т. 3, c. 419)

Но еще более горькая радость – у Стены Плача, у останков святилища Иеговы.
Если не свернешь с улицы Давида к Гробу и пройдешь немного ниже, то необходимо свернешь вправо, в узенькие и жаркие трущобные ходы, что уступами приводят в глухой длинный закоулок. С трех сторон замыкают его стены каменных домишек. С четвертой, – если стать лицом к востоку, – громадная крепостная стена: Стена Плача, остаток укреплений вокруг храма Соломона, а теперь часть стен вокруг мечети Омара.
По утрам здесь тень. Зелень нескольких акаций радует глаза, отвыкшие в Иерусалиме от зелени. Радостными синими глазами глядит сверху небо. Но под стеной, под ее золотистыми камнями, отшлифованными мириадами уст, стоит немолчный стон, дрожащий гнусавый вой, жалобный ропот и говор. Он то замирает, то возрастает; то сливается в нестройный хор, то делится на выкрики. Женщины, накрытые шелковыми шалями, прислоняют к стене головы и бормочут ей свои жалобы покорно и несмело. Мужчины, прижавшись к ней левым плечом, держат в левой руке старинные молитвенники, а правую простирают к верхним камням. Они быстро-быстро читают, выкрикивают какие-то заклинания и страстно молят, ищут кого-то в ясном небе. Они в отчаянии опускают веки, поднимают брови и, стеная, раскачиваются... И вдруг опять оживают, раскрывают заблестевшие глаза... И в то время, как одни хватаются за головы, топают ногами и рыдают, другие жадно покрывают поцелуями стену, с восторженными воплями подскакивают и бьют в ладоши...

(И.А. Бунин. Полн. собр. соч. М., 2006. Т. 3, c. 421–422)

 

Vue générale de Bethléem, du puits de David. – General view of Bethlehem from David’s well.
Общий вид Вифлеема от колодца царя Давида

Я был в Вифлееме и Хевроне. Путь до Вифлеема самый живой из всех Иудейских путей. Я ехал утром, и в жарком блеске утреннего солнца и золотисто-синего воздуха тонули горы и долины на востоке, горячо и ярко белело шоссе передо мною, весело зеленели посевы по красноватым перевалам вокруг, в садах миссий ворковали дикие голуби. И вспоминались сады и виноградники Соломона:
– Цветы показались на земле; время пения настало, и голос горлицы слышится в стране нашей... Встань, возлюбленная моя! Выйдем в поле, побудем в селах; поутру пойдем в виноградники, посмотрим, распустились ли виноградные лозы...
Как голос Жениха-Христа, обращенный к Невесте-Церкви, понимала древняя церковь этот сладкий весенний зов: «Встань, возлюбленная моя!» Но не ко всей ли земле был обращен этот зов?
По пути в Вифлеем зеленели когда-то сплошные сады, где «деревья опускали цветы долу, воды цистерн выходили из краев и на всех ветвях пели птицы, приветствуя проходящую с младенцем на руках Марию...»
Вифлеем – жизнь, воздух, солнце, плодородие; его тесно насыпанные по холмам палевые кубы смотрят на восток, на солнечно-мглистые дали Моавитских гор, от которых некогда пришла кроткая праматерь Давида Руфь.
Но за Вифлеемом – пустыня. Целый день только глинистые ковриги гор, усеянные круглыми голышами, да кремнистые долины. А ведь эта ржавая земля, перемешанная со щебнем, ведь это и есть Страна Обетованная, страна, что родит теперь больше всего дикого маку. Точно фиолетово-красные озера стоят в долинах среди гор, усыпанных голышами. Точно сперва кровавый, а потом каменный ливень прошел по этой стране...

(И.А. Бунин. Полн. собр. соч. М., 2006. С. 416–417)

 

Grotte de la Nativité: la crêche – Cave of the Nativity : the manger.
Пещера Рождества: ясли.

В Вифлееме, в подземном приделе храма Рождества, блещет среди мраморного пола, неровного от времени, большая серебряная звезда. И вокруг нее – крупные латинские литеры, твердая и краткая надпись: Hic de Virgine Maria Iesus Christus natus est.
В приделе, как и подобает пещере, бедно. Но огнями, серебром, самоцветами переливаются над звездою неугасимые лампады. Там, наверху – жаркое и веселое солнечное утро, пестрота и крик восточного базара. Здесь - холод, сумрак, благоговейное молчание:
Hic de Virgine Maria Iesus Christus natus est.
Есть древние пергаменты, называемые палимпсестами, – хартии, письмена которых полустерты или покрыты чем-либо, чтобы, на месте их, можно было начертать новые. В Вифлееме чувствуешь, прозреваешь то драгоценное, первое, что сохранилось на его священном палимпсесте. В царские одеяния облекли рожденного здесь, царям, путеводимым звездою, повелели принести ему, лежащему в яслях, венцы свои, злато, ладан, смирну, и легендами, прекраснее которых нет на земле, расцветили сладчайшую из земных поэм – поэму его рождения. Но, когда благоговейно склоняешься над нею в Вифлееме, проступает простое, первое.

(И.А. Бунин. Полн. собр. соч. М., 2006. Т. 3, с. 450)

 

Vue générale de Jéricho de la plaine.
Общий вид Иерихона с равнины.

Вся иорданская низменность, страна, что некогда «орошалась, как сад Господень» и на весь мир славилась легендарным плодородием, красой и греховностью Пятиградия, дворцами и твердынями трижды возрождавшегося из развалин Иерихона, поражает теперь тем запустением, «где лишь жупел и соль, где злак не прозябает, где ни голос человеческий, ни бег животного не нарушает безмолвия». Сады Иерихона дышали в дни его славы благовониями бальзамических растений, индийских цветов и трав. «Пальмы и мимозы, сахарный тростник и рис, индиго и хлопок произрастали в долине Иордана». Об этом свидетельствует даже и тот оазис, что уцелел на местах исчезнувшего с лица земли иорданского рая, даже имя того селенья, что наследовало Иерихону: Риха – благовоние. Но оазис этот, тропически зеленеющий у подножия горы Сорокадневной, близ источника пророка Елисея, так мал в окрестной пустыне, а селенье все состоит из двух-трех каменных домов, нескольких глиняных арабских хижин и бедуинских шатров.
В сумерки долина была молчалива, задумчива. Я сидел за Рихой, на одном из жестких аспидных холмов, что волнами идут к горе, – на могилах Иерихона, кое-где покрытых колючей травкой, до черноты сожженной. Далекие Моавитские горы, – край таинственной могилы Моисея, – были предо мною, а запад заступали черные обрывы гор Иудеи, возносивших в бледно-прозрачное небо заката свой высший гребень, место Искушения. Оттуда тянуло теплым сладостным ветром. В небе таяло и бледнело легкое мутно-фиолетовое облако. И того же тона были и горы за пепельно-туманной долиной, за ее меланхолическим простором. И туманной бирюзою мерцало на юге устье Моря, что терялось среди смыкавшихся там гор...

(И.А. Бунин. Полн. собр. соч. М., 2006. С. 435–436)

 

Cours et gué du Jourdain. – Course and ford of the Jordan.
Русло и брод реки Иордан.

На тропические шлемы мы накидываем бедуинские платки. Лошади пошли шагом, неустанно мотая головами, отбиваясь от мух. Они машут кистями и разноцветными бусами, которыми украшают здесь уздечки. Шеи их стали мокры, темны и тонки. В легкой и все же душной тени платка дышишь как бы жаром раскаленного костра. Близок Иордан, – уже тянет запахом речной воды, запахом горячего ила... Теперь и от великой реки остался только узкий и мутный поток, от первобытно-густых зарослей на берегах ее – кайма ив, камышей и кустарников, опутанных лианами.
Масара, то место Иордана, где отдыхают пилигримы, предания называют местом крещения Иисуса… … Серо-песчаный берег обрывист и крут. Густая желтоватая вода, крутясь, бежит под ветвями ив, под корнями, покрытыми наносною травою, илом. Лошади тянутся к воде, вязнут по колена и долго, жадно пьют. Мертвая тишина кругом и сквозная горячая тень над головою. Мысли беспорядочны, смутны, но стремятся все к одному – связать то простое, что перед глазами, с страшным прошлым этой пустыни. Хочешь представить себе то, что доступно только Богу, – жизнь тех легендарных ханаанских городов, от которых уцелели лишь названия. Думаешь о знойно-мглистом Моаве и опять слышишь слова Второзакония: «И полуденную страну, и равнину долины Иерихона, город Пальм, до Сигора увидал Моисей... И умер там, в земле Моавитской, по слову Господню, и погребен в земле Моавитской, и никто не знает места погребения его даже до сего дня...» Думаешь об иерихонских бальзамах Клеопатры, о термах Ирода – и опять возвращаешься к искушению Иисуса от дьявола... И теряешься в образах времен Рима, Византии, Омаров... Великими крестовыми битвами во имя и славу того, кто отверг здесь славу всего земного, обрывается летопись этой страны. За ними века молчания, никому не ведомых и несчетных подвигов отшельничества, погребения себя заживо в могильниках навеки забвенной Иудеи. В молчании, вдали от жизни всего мира, множатся, как соты ос, крипты в каменистых обрывах Иудейских и Аравийских гор; в прибрежных скалах страшного Асфальтического моря, в огненных ущельях созидаются дикие обители. Но ураганами проносятся набеги от Дамаска, от Багдада, от Геджаса, и вот - пустеют и крипты, переполненные костями избиенных иноков, глохнут разоренные обители... И опять, опять воцаряется он, древний бог пустыни!

(И.А. Бунин. Полн. собр. соч. М., 2006. Т. 3, с. 440–441)

 

Vue de la Mer Morte.
Вид Мертвого моря.

«Символ страшной страны сей – море Асфальтическое», говорили когда-то. Страх внушает она пилигримам и доныне, трижды проклятая и трижды благословенная. Мало совершивших путь по всей извилистой стремнине Иордана с его зноем и лихорадками. Но еще меньше тех, что пускались в заповедные асфальтические воды. Легче, говорили они, пройти все океаны земные, чем это крохотное море, черные прибрежные утесы которого неприступно круты, пугают глаз человекоподобными очертаниями и так смолисты, что могут быть зажжены, как факелы, – море, дно которого столько раз трескалось от землетрясений и выкидывало на поверхность те таинственные вещества, что служили египтянам для сохранения мертвых от тлена, море, жгуче-соленые, горькие волны которого тяжки, как чугун, и в бурю, "покрытые кипящим рассолом", потрясают берега своим гулом, между тем как пламенный ветер до самого Иерусалима мчит столбы песку и соли...
(И.А. Бунин. Полн. собр. соч. М., 2006. Т. 3, с. 439)

…Полдень проводим у самого моря. Жутко звучит на его нагом, ослепительно-белом прибрежье это слово – полдень. Прииорданские камыши и кустарники не смеют дойти сюда вместе с Иорданом: далеко вокруг песчано-каменисто и покрыто солью, селитрой то место, где сливается река с маслянистой, жгуче-горькой и тускло-зеленоватой водой асфальтической. На коралловые похожи те как бы окаменевшие ветви, что приносит сюда течение реки и что снова, уже мертвыми, выкидывает море. В знойно-мглистой дали теряется оно на юге. Там – дни Авраама, Агари, Измаила. Там, в капище Эль-Лат, племя Тарик еще доныне поклоняется гилгалу Солнца – полубога, полудьявола.
(И.А. Бунин. Полн. собр. соч. М., 2006. Т. 3, с. 441)

Введение | Фотографии из альбома | Гербарные композиции | Литература

Торговый центр Olivium - Шоппинг

Стамбул привлекает туристов не только своими историческими и архитектурными памятниками, но еще и шоппингом. В крупнейший турецкий город приезжают за текстилем, обувью, кожей и мехами. Новичкам турецкого шоппинга подчас бывает сложно сориентироваться, в какой торговый центр поехать в первую очередь. Olivium Outlet Center — один из лучших комплексов в Стамбуле.

  • Описание
  • Услуги и цены
  • Важно знать
  • Контакты

Описание

Olivium Outlet Center — первый стамбульский аутлет. Он был открыт в 2000 году. Это огромный четырехэтажный комплекс, в котором есть все от отделов с одеждой эконом класса до дорогих бутиков. Покупателей ждут более 120 магазинов различных марок одежды, как турецких, так и европейских.

Подземный этаж (Alt cars) торгового центра Olivium— это в основном, магазины бытовой техники и электроники. Здесь можно найти такие марки как Samsung, Siemens, Tefal, Vestel и другие. На минус первом этаже так же расположен отдел немецкой косметики Watsons, столь популярной в Турции.

На первом этаже (zemim cars) расположены отделы многих известных турецких марок. LC Waikiki, Adilsk, Polo Garage — недорогая одежда, доступная абсолютно всем. Несколько больших затрат потребует шоппинг в брендовом турецком отделе Ipekyol. На этом же этаже вы найдете и популярные марки турецкой обуви.

В Inci или Hotic можно купить качественные кожаные туфли или сапоги. Правда цены здесь не слишком низкие, пара хорошей обуви обойдется минимум в 200 лир (100 долларов).

В зоопарке Стамбула собрано огромное количество редких животных, которые содержатся в прекрасных условиях и радуют глаз любознательного посетителя.

Мечеть Шехзаде в Стамбуле ежегодно принимает миллионы туристов, желающих получше узнать историю Турцию. Подробности ищите далее.

На втором этаже (Ust cars) есть и турецкие, и европейские бренды. Один из самых больших отделов — Mango outlet. Из турецких брендов здесь представлены: Colins, Koton, Mavi Jeans. В отличие от России цены в них примерно в полтора раза ниже. Из спортивной одежды есть Nike, Adidas, Puma. Так же на втором этаже находится отдел U.S. Polo. Шоппинг в Анталии не менее грндиозный, для этого здесь такие торговые центры, как Миграс, Марк, Терра Сити.

Услуги и цены

Те, кто пришел сюда с детьми, могут отдохнуть в огромном детском развлекательном центре Kiddyland. Здесь малыши могут поиграть, покататься на детских аттракционах, а родители немного отдохнуть.

В торговом центре Оливиум можно заняться любительским альпинизмом. В аутлете находится самая высокая в Турции стена для скалолазания. Новичкам всегда готовы на помощь прийти инструкторы.

Желающие могут посетить один из шести современных кинозалов. Правда стоит учесть, что фильмы здесь показывают на турецком либо английском языках. Для шоппинга в Стамбуле есть и всевозможные магазины, лавки, рынки, в том числе самый крупный Гранд Базар.

Важно знать

В Турецких торговых центрах цены фиксированные, и Olivium не исключение. Здесь не принято торговаться как на рынке.

Цены на все товары указаны в турецких лирах, но некоторые магазины принимают доллары и евро. Так же в ходу и «пластиковые» деньги. В любом отделе можно расплатиться банковской картой, причем проценты за операцию не снимают. Если ваша карточка рублевая, не стоит переживать, спишут деньги с карты в лирах, а конвертация будет произведена по текущему курсу ЦБ РФ.

С недавнего времени многие отделы оформляют Tax Free (возврат налога НДС), который вы сможете получить в аэропорту при вылете. Покупать бытовую технику, фотоаппараты или телефоны в Турции не стоит. Дело в том, что вся электроника здесь стоит гораздо дороже, чем в России. Это обусловлено высокими налогами. Даже если вы приехали в Стамбул для шоппинга, советуем посетить некоторые достопримечательности города: Голубая мечеть, дворец Долбахче, собор Святой Софии, а также знаменитые турецкие бани.

Контакты

Аутлет Olivium находится всего в 11 километрах от аэропорта Ататюрка, в районе Зейтинбурну (Zeytinburnu). Добраться до торгового центра можно на метро или на городском транспорте.

Если вы едете на метро, то вам нужно выйти на станции Zeytinburnu. Автобусами номер 93, MR11, MR20 — до остановки Adliye.

Адрес торгового центра Olivium: Prof. Dr. Muammer Aksoy Cad. No:30 Zeytinburnu/Istanbul. Телефон: +90 (212) 547-74-53. Аутлет работает ежедневно с 10:00 до 22:00.

Шоппинг в торговом центре Olivium будет для вас приятным, тем более что многие вещи вы сможете купить намного дешевле, чем в России, а некоторых марок, которые продаются здесь, вы не найдете даже в Москве.

11 — 15 из 208 отзывов

Пожалуй самый выгодный по ценам мол Стамбула. Все прилично дешевле, чем в его собратьях. Из минусов — расположен далеко от центра и не близко от станции метро. На долмуше от станции Зейтинбурну ехать минут 20.

Аутлет подразумевает обязательные скидки от 30% и выше. А предложение купить вторую пару за 50% это просто торговый центр. 3 этажа магазинов и один с фаст-фудами. Из настоящих брендов только Поло и карден (сомнительного часества). Все остальное — местные бренды. Например Колинз в котором я и прикупил прекрасные джинсы.

Была в аутлете Оливиум несколько раз зимой когда шли распродажи. Сразу хочу отметить, что добраться в этот аутлет в районе Зейтинбурну сейчас намного быстрее и проще т.к. модернизировали бывшую линию электричек под поезда ветки Мармарай (в т.ч. под Босфором). Из туристических центров, а также с Азиатской стороны доезжаете до станции Сиркеджи ветки Мармарай (вход/спуск на станц. в здании вокзала Сиркеджи) и выходите через одну станцию на ост. Казличешме (была конечная) — ехать 6 минут, с учетом интервалов мах. 10 мин. При выходе на улицу аутлет Оливиум будет виден- идете налево 10 минут.Сам аутлет средний по представленным маркам и небольшой, в большинстве недорогие турецкие марки, есть стоковые отделы некоторых марок, на 1м этаже супермаркет сети Корфур. Выбор молодежной одежды, а также офисной очень небольшой, может совсем не остаться размеров М и более менее нормальных фасонов трикотажа таких марок как Дефакто или др. Много не современной женской одежды темных/коричневых расцветок, и примерно такие же кожаные куртки, но со скидками. В этот аутлет хорошо поехать если есть планы посетить многочисленные кожаные магазины при фабриках района Зейтинбурну, находящиеся неподалеку вдоль моря, там же достопримечательность Стены Константинополя.

Источники

.VERBA VOLANT, SCRIPTA MANENT. — ЖЖ

И снова время подвести книжные итоги. 2021-й оказался весьма скромным в плане прочитанного, 30 книг, пожалуй самый скромный набор за десяток лет. Да и книг реально впечатлившых, запомнившихся было меньше, чем в другие годы. Возможно я меняюсь сам и мое восприятие мира и книг, как одной из его составляющих. Далее кратко о чем, личная оценка. И как обычно, жду наколочки в комментариях на интересные книжки.

Колодезь
Святослав Логинов. Это моя книга года. Однозначно свирепо рекомендую к прочтению. Фантастический исторический роман написанный красивейшим слогом. Было настолько интересно, что сокращал время на сон. Читал и наслаждался кружевом красивых слов и рисунком сюжета. " Сельцо Долгое, от Тулы четырнадцать вёрст, — исконная вотчина князей Голициных, встало при речке Упрейке. Сельцо невеликое: полтораста душ обоего пола, да и речка сельцу под стать: тёлке напиться, реке остановиться. А так места знатные — дубравные, липовые. Народ живёт не бедный, у кого руки нужным концом воткнуты. Хлеба сеют мало — только себе прокормиться, а на продажу — лён да конопель, да сады ставят. Тульское духовое яблоко на Москве славно, а вишенье и к царскому столу попадает. Так люд и живёт, хлеб жуёт, и всех печалей — чтоб не замечали ни царь, ни боярин, ни лихой татарин."(с)
"Семён сыскал-таки дьякона. Хотя на лбу у пожилого грека не написано, что он дьякон, но давно известно, что какую должность человек исполняет, на того он и похож. Приказной обязательно тощ и искривлён, словно худое деревце, побитое ветрами, думный боярин зычен голосом и чревом вперёд выпирает. Поп бывает со всячинкой, а дьякон всегда краснолиц, и борода у него растёт широким просяным веником. Вот и этот гречанин был точь-в-точь как дьяконы на Руси." (с)

Свет в окошке
Святослав Логинов. Это вторая моя книга года. После книги колодезь, решил познакомиться с автором поближе. Свет в окошке это философская драма, по сути являющаяся фантастикой. Сюжет о загробном мире, где все почти как у людей. Вот только деньги на жизнь там у всех есть до тех пор, пока о нем помнят живые. Впечатляющая книга о которой размышляешь, которая остается в памяти. Уверяю вас, стоит того.

Пропавшая экспедиция
Станислав Рем. Крутой замес из тайги, тайных артефактов, спецназа, историков, погонь и следствия. Очнь нескучная, атмосферная книжка о разгадке тайны пропавшей экспедиции. Легко читается.

Терпение дьявола
Максим Шаттам. Добротный такой, мрачный, не скучный детективный триллер "французкого Стивена Кинга". Книга реально не плохая, Если детективчики в списке ваших любимых жанров, то стоит читать.

( Остальные 26 книгСвернуть )

По Украине с Олесем Бузиной: Крым — наш Стамбул и Древний Рим | Олесь Бузина

С этой публикации стартует новый цикл «По Украине с Олесем Бузиной».

Ханский дворец. Его два раза сжигали в XVIII веке. Но после реставрации в 1980-е годы стоит, как новенький

Узенькая восточная улочка. Минареты над глухой стеной. Три девушки в хиджабах и длинных плащах. Ощущение такое, словно ты где-нибудь в Боснии или провинциальной Турции. Но это не Турция. И не Босния. Это — Украина. Бахчисарай. Причудливая смесь Востока и Запада. Пронизывающий крик муэдзина, призывающего мусульман на молитву. И купола старинного православного храма. Татары и русские. Украинцы и греки. Восточная кофейня, где прохладно без кондиционера, а кофе варят в медной джезве, как триста лет назад. И надпись «ПушкинЪ» — с твердым знаком в конце, как при царе-батюшке, на стене другого ресторанчика — прямо напротив ханского дворца.  

Это не Турция! Украина, Бахчисарай, 21 апреля 2013 года

Я прилетел в Крым самолетом, потому что не было билетов на поезд. Мы придумали в редакции новый проект — «По Украине с Олесем Бузиной». И решили начать с Крыма, оказавшегося в составе Украины позже всех — в 1954 году. То, что железнодорожных билетов было не достать уже в середине апреля, расстроило меня. Поезд «Киев — Севастополь» всегда останавливается на станции «Бахчисарай». Значит, придется, прилетев в Симферополь, ехать до Бахчисарая на автобусе. Но, оказалось, это достаточно удобно. Автобусных маршрутов в Крыму полно и курсируют они с небольшими перерывами. Прилетев в Симферополь около девяти утра, к одиннадцати я уже был в Бахчисарае.

Фонтан в древней бане Бахчисарая XVI века

ПО СЛЕДАМ БОГДАНА. Кроме редакционного задания меня подталкивал еще и чисто писательский интерес. В давно задуманной книге о Богдане Хмельницком не хватало начала — визита к хану. Того самого, которым открылась политическая карьера великого гетмана в 1647 году, когда он бежал к татарам от поляков. Что чувствовал казацкий сотник, заходя в зал Дивана — совета, где судил и принимал гостей правитель Крымского юрта, как официально называлось ханство? Какими словами Богдану, поставленному вне закона Речью Посполитой, удалось убедить Ислам-Гирея дать военную помощь? И на каком языке они говорили? По-русски? По-татарски? Мешая слова и того, и другого?

Но Польша в качестве третьего участника этой политической комбинации присутствует и сегодня: когда я заходил во дворец, купив билет за 50 гривен, оттуда как раз выходила польская экскурсия — отряд пенсионеров, ищущих экзотики в украинском Крыму. Фонтан слез, кроме Пушкина, воспел еще и Мицкевич. Поляки верят, что он был высечен в честь Марии Потоцкой — жены одного из дальних наследников того хана, с которым «вел дела» Богдан Хмельницкий. Но, как утверждает репринтное издание «Путеводителя по Крыму» 1914 года, которое я купил на следующий день в Ялте, «Фонтан слез и мавзолей Диллары-Бикеч связывают с именем Марии Потоцкой, которая будто бы погребена в этом тюрбе (гробнице. — Авт.), но нет никаких данных в истории, указывающих на то, что Мария была женой Крым-Гирея».

Деревянные туфельки, которые обували поверх кожаных, выходя на улицу

Известно только, что одну из жен Крым-Гирея, правившего через сто лет после жизни Богдана, звали Диллара-Бикеч. «По одному преданию, — продолжал «Путеводитель», — она была грузинкой, по другому — гречанкой, наконец, полькой, но это — только предания».

В общем, и полякам, и грузинам, и грекам смело можно ехать в Бахчисарай за туристическими впечатлениями. Гарем ханов был таким же многонациональным, как и их международная политика.

ПРОВЕРКА КЛАССИКОВ. Фонтан слез высечен прямо в стене. Капля за каплей струится вода, перетекая из чаши в чашу. Ничего общего с европейскими фонтанами, буйно брызжущими струями! Рядом бюстик Пушкина, посетившего это место в 1819 году и написавшего «Бахчисарайский фонтан». Но мне больше нравится другая его поэма — «Медный всадник». А у Фонтана слез я вспомнил один из крымских сонетов Мицкевича в украинском переводе Максима Рыльского — поляка, по отцу, свободно знавшего оба языка:

А в залі ще стоїть окраса мармурова:

Гарему то фонтан. Сльоза його перлова

Спадає по сльозі і промовля щомить:

«О де ви, де тепер, любов, могуття й славо,

Що мали у віках сіяти величаво?

Ганьба! Немає вас, а джерело

дзвенить».           

И Мицкевич, и Рыльский соврали. Никакого звона фонтан не издает. Капли его падают так редко, что их совсем не слышно. Но что взять с поэтов? Они постоянно все преувеличивают! Если бы я не побывал в Бахчисарае, то так бы и верил, что «джерело дзвенить». Ведь стихи, что ни говори, отличные. Особенно в украинском переводе, избавленном от польского шипения.

«ЛЮЛЬКА» — СЛОВО ТАТАРСКОЕ. В музее ханского дворца меня ждало еще одно языковое открытие. Оказывается, не только «хабар», но и «люльку» украинский язык позаимствовал из татарского. За стеклом лежал всем известный предмет для курения. Надпись гласила: «Люле башлары — головки курительных трубок. Крым, Турция, XVIII—XIX вв.». «Люле» — это люлька. Так что Богдан Хмельницкий и хан говорили на одном языке. Может, еще и покуривали во время беседы. Как все переплетено в нашей истории!

Тазик для бритья с вырезом для подбородка

Одно из интереснейших мест в музее — бани. Они действовали с XVI века по знаменитое крымское землетрясение 1927 года. Бани — не ханские, а общественные. У хана были свои — отдельные. А эти посещали простые горожане.

Восточные бани ведут свое происхождение от римских. Их мраморные полы подогревались раскаленным воздухом — дым из печи расходился по специальным трубкам. В углу зала эта система вскрыта — можно даже посмотреть ее устройство. Тут же принадлежности для бритья — например, медный тазик со специальным вырезом для подбородка. И деревянные женские туфли на высоких каблуках. Жители ханского Бахчисарая проводили в банях много времени: как рассказала экскурсовод, по мусульманским законам полагалось полностью искупаться после каждого занятия любовью — смыть с себя все. В общем, бани не пустовали.

Внутри летнего павильона. Тут отдыхал крымский хан с гаремом

РАБОТА В ДЕФИЦИТЕ. Как гласит тот же старинный путеводитель: «Бахчисарай, что значит дворец садов, заштатный город Симферопольского уезда, насчитывающий, по сведениям Городской Управы, до 17 тысяч жителей, из которых — около 13 тысяч мусульман (татары и цыганы), остальные — разных наций: тут и армяне, и греки, и караимы, и евреи, и русские»…

Сегодня жителей в Бахчисарае 26 тысяч. Русских — больше, чем татар. Мэр города — из партии «Русское единство». Но главная проблема та же, что и по всей Украине —
отсутствие работы. За годы независимости закрылись завод соков, шерстепрядильная фабрика, молокозавод, консервный завод — почти вся маленькая индустрия города. Многие жители вынуждены ездить на работу в Симферополь и Севастополь. А это — каждый день 25 гривен на автобусе туда и обратно! Много ли останется заработанного себе? Служительница музея, «охранявшая» древние бани, грустно призналась: «Зимой тут все закрыто. Приходится сидеть дома. Дочь закончила экономический. Хорошо училась. А работы нет».

Но ведь политики  и политиканы у нас чаще всего будут говорить не об этом, а о «напряженности» межэтнических отношений! Она, конечно, есть эта напряженность, как и везде, где есть отношения. Не только межэтнические — любые. Что не мешает славянам и татарам сотрудничать, когда надо. Как сотрудничали тот же хан с гетманом. К примеру, джезву для заварки кофе (почти такую же, как в музее — полностью медную, луженую в середине, с медной ручкой) сделал татарский мастер, а продали ее мне в Старом городе в магазине, хозяйка которого — русская. Главное — не прошлое, а будущее. Ведь без него все превращается в руины — как расположенный над Бахчисараем старинный пещерный город Чуфут-Кале, где сегодня никто не живет.

Ворота в Чуфут-Кале. Я снял их изнутри древнего покинутого города

НА РУИНАХ ПОД НЕБЕСАМИ. Чуфут-Кале в переводе — «еврейский город». Хотя это не первое его название. Основали Чуфут-Кале в VI веке аланы — родственники современных осетин. Тогда это была самая граница Византийской империи. Во времена аланов город назывался Фуллы.

Он стоит на горе в двух с половиной километрах к востоку от Бахчисарая. Подъем хоть и достаточно крутой, но вполне доступный для обычного человека. Дорога ведет в гору мимо Свято-Успенского монастыря, основанного в VIII веке почитателями икон, бежавшими из Византии в эпоху иконоборчества.

Мавзолей дочери Тохтамыша. Прекрасно сохранился в Чуфут-Кале

«Пещерный город» для Чуфут-Кале — достаточно условное название. Пещеры тут действительно есть. Но, прежде всего, это просто великолепный горный город — с оборонительными стенами, крепостными башнями, железными воротами, улочками с тротуарами, высеченными в камне, сточными канавами посреди дорог и углублениями колеи, проложенной колесами древних повозок.

С вершины горы открывается одна из самых красивых картин, которые мне удалось повидать. У твоих ног — отвесная скала. Где-то в глубине — долина. А на другом ее краю — еще одна гора с плоской вершиной.

В XIII веке Фуллы захватили войска Чингисхана. Монголо-татары переименовали ее в Кырк-Ор («Сорок укреплений»). Не отсюда ли происхождение такой известной ныне фамилии, как Киркоров?

Мавзолей дочери Тохтамыша

Кырк-Ор стал первой столицей Крымского ханства в XV столетии. А до того был центром удельного татарского княжества Золотой Орды. До сих пор от тех времен сохранился мавзолей Джаныке-ханым — дочери хана Тохтамыша, разорившего Москву в 1382 году.

ПОД ОХРАНОЙ УССР. Мемориальная доска на этом сооружении — тоже по-своему историческое достояние. Надпись на ней гласит: «Українська Радянська Соціалістична Республіка. ПАМ’ЯТНИК АРХІТЕКТУРИ. Гробниця, 1437 р. Охороняється державою. Пошкодження карається законом».

Легенда гласит, что дочь хана Тохтамыша влюбилась в христианского принца, вопреки воле отца, и бросилась со скалы. Если бы это было так, то Джаныке-ханым в пору своей «влюбленности» должно было быть под шестьдесят. На самом деле ханша просто умерла — от старости. Может, кого и любила. Но без трагических последствий и прыжков в пропасть.

Зато достоверно известно, что во времена крымских ханов в пещерных тюрьмах Чуфут-Кале томились русские пленники — Василий Грязной при Иване Грозном, князь Ромадановский при Петре I. Попавший в плен из-за предательства казаков Юрия Хмельницкого при Чуднове в1660 г. боярин Шереметьев провел тут двадцать один год! Хан хотел его выменять на… Казань. Но ни царь, ни сам Шереметьев не согласились на такой «бартер». Шереметьев считал, что Казань куда дороже, чем его свобода. Вышел князь из заключения только глубоким стариком — почти слепым.        

Поэтому русские войска фельдмаршала Миниха, захватившие Чуфут-Кале в 30-е годы XVIII века, сожгли его без пощады. Кому же люба тюрьма, которую называли «адом» — каторга под небесами?

Все для «кофейной церемонии»

В ТАТАРСКОЙ КОФЕЙНЕ. С тех пор на территории запустевшей горной твердыни жили только караимы — потомки древней иудейской секты, не признавшей Талмуд и, в конце концов, ставшей отдельным народом. От них осталось и последнее название этого места — Чуфут-Кале («Еврейский город»). Во времена Крымского ханства караимам разрешали селиться только тут. Русские, завоевавшие Крым при Екатерине II, этот запрет сняли. Караимы разбрелись по всему полуострову. Только две кенассы (караимские синагоги) остались от них да домик Авраама Фирковича — писателя и собирателя караимских древностей, убедившего царское правительство, что караимы — не евреи.

С высоты Чуфут-Кале. Такой вид открывается, когда взбираешься на вершину пещерного города

Спустившись с горы, я провел вечер в чудесной беседе за чашкой кофе в татарской кофейне, беседуя с ее завсегдатаями о Мохаммеде, Иисусе, Богдане и хане, нынешней Украине и устройстве мира. Это был не спор, а именно беседа. Неторопливая и уважительная — одна из тех, которые запоминаешь на всю жизнь. Иногда мы шутили достаточно остро. Но никто ни разу даже не повысил голос. Думаю, участникам многих телевизионных ток-шоу стоило бы поучиться вежливой дискуссии у компании собеседников, собравшихся в тот вечер.

На следующий день я был уже в Ялте. И первое, что воскликнул, увидев ее, было: «Боже, да это же настоящая Италия!».

 

90 000 Сотни черных туфель на высоких каблуках на здании в Стамбуле. Пронзительная инсталляция — дань памяти убитым женщинам .

volkomenonvolmaakt / instagram.com

90 004 440 черных булавок были развешены на двух зданиях в Стамбуле.Эта уникальная инсталляция призвана привлечь внимание к проблеме домашнего насилия в отношении женщин.

Что за черные туфли на высоких каблуках на здании?

Сотни пар черных туфель на высоком каблуке разместили на фасадах двух зданий в турецкой столице Стамбуле. Острая инсталляция призвана привлечь внимание к проблеме домашнего насилия.

440 пар высоких каблуков символизируют 440 турецких женщин, убитых в 2018 году от рук своего мужа . Автор идеи и инсталляции – Вахит Туна.

Таким образом художник хотел привлечь внимание общественности к серьезной проблеме.Статистика ужасает: в Турции 90 011 целых 40% женщин подвергаются домашнему насилию 90 012 ед. В 2018 году от рук своих партнеров погибло 440 женщин, в 2017 году их было 409.

Установка на зданиях занимает в общей сложности 260 кв.м. строительство стен в районах Кабаташ и Бейоглу.

Пронзительная инсталляция на зданиях в Стамбуле: почему обувь?

В интервью турецким СМИ Вахит Туна подчеркнул, что туфли на шпильке являются для него символом независимости, силы и женского бунтарства.

Проект повышает осведомленность об убийстве женщин, а также материализует проблему как скульптуру или памятник, сказал Туна.

Стоит отметить, что одной из турецких традиций является вывешивание обуви умершего члена семьи перед домом. Тем более, что установка Туны имеет двойную мощность передачи.

Мы должны признать, что белые стены с сотнями черных туфель на высоких каблуках передают сильный посыл и заставляют задуматься. Так что здесь мы имеем двойное символическое значение работы Вахита Туна.

В Турции они могут легко поставить 440 высоких каблуков на стену, чтобы распространять информацию о насилии, но они не могут просто перестать выпускать дизи, полные насилия в отношении женщин. В прошлом году было убито 440 женщин, и это нужно остановить! pic.twitter.com/bmbhbPs7R0

- Анела (@cametvibes) 17 сентября 2019 г.
.90 000 сотен черных туфель на высоких каблуках почтили память женщин, погибших в результате 90 001 домашнего насилия в Турции Фото: ОЗАН КОСЕ/AFP/East News Художественная инсталляция в Стамбуле в память о женщинах, погибших от рук своих мужей.

Художник хотел, прежде всего, эффектно привлечь внимание прохожих к инсталляции, а значит, и к серьезной проблеме, с которой столкнулись турецкие женщины.Статистика шокирует - аж 40% жертв домашнего насилия в Турции падают. женщины! Отсюда и решение показать работу в публичном пространстве, где невозможно пройти равнодушно. Установка занимает в общей сложности 260 квадратных метров. строительство стен в районах Кабаташ и Бейоглу.

Почему обувь? Одна из турецких традиций – вывешивать обувь умершего члена семьи перед домом.Так что здесь мы имеем двойное символическое значение работы Вахита Туна.

В интервью турецким СМИ Вахит отметил, что считает высокие каблуки символом независимости, силы и женского бунтарства.440 пар черных высоких каблуков на огромной белой стене впечатляют и заставляют задуматься.

Кажется, турецкое общество начинает открыто говорить об этом.Месяц назад громко прозвучало убийство Эмине Булут, которую муж зарезал ножом на глазах у их дочери. Это дело вызвало большой общественный резонанс.

Насилие над женщинами в Польше – как оно выглядит?

Ежегодно ок.90 тысяч женщины в Польше подвергаются домашнему насилию. Об этом говорит официальная милицейская статистика, к сожалению, с учетом только тех, кто сообщил о происшествии. На самом деле число польских женщин, пострадавших от домашнего насилия, может достигать 800 000 человек. Об этом свидетельствуют исследования проф. Беата Грущинска из Института юстиции Варшавского университета. Стоит помнить, что насилие в семье — это не только физическое домогательство, и что официальная статистика ЕС касается инцидентов, о которых сообщается в полицию. Таким образом, самый высокий процент зафиксирован в Швеции, где относительно высока социальная осведомленность о насилии и правах женщин.

НАСИЛИЕ В ОТНОШЕНИИ ЖЕНЩИН [ИНФОГРАФИЯ] .90 000 В Турции установлен памятник 440 женщинам, убитым мужьями!

В слабости есть красота и сила. Но иногда неравенство между людьми приносит только горе. Так обстоит дело с насилием в семье, острой, но так часто негласной проблемой во всем мире. Художнику в Турции это показалось настолько болезненным и важным, что ему удалось найти способ сообщить об этом своим соотечественникам, которых просто нельзя игнорировать, и красиво почтить память тех, кто стал жертвой этого ужасного насилия.

Мы слышим много историй о домашнем насилии в отношении женщин со всего мира, и это одна из самых распространенных причин насильственной смерти женщин. Что касается случаев в Турции, то эти цифры показывают, что около 40 процентов женщин страдают от домашнего насилия, причем некоторые случаи заканчиваются самым трагическим образом. Стремясь осознать эти проблемы, одному художнику пришла в голову идея создать памятник, который никто не мог бы не заметить.

Сам художник сказал, что вдохновением для действий является наблюдение за растущим количеством сообщений о проблеме в социальных сетях.Однако он осознавал, что эти истории так же быстро исчезают, как и привлекают внимание публики, и видел необходимость в напоминании, которое не останется незамеченным еще долгое время.

Он выбрал высокие каблуки как символ женской силы и независимости, которых хотят все женщины. Высокие каблуки никогда не принадлежали жертвам, а были скорее культурным жестом.

Художник спорит о выборе обуви на высоком каблуке, а не на плоской подошве или чем-то еще. С одной стороны, говорит он, это не следует рассматривать как прямое сообщение, поскольку каблуки он выбрал в основном из эстетических соображений.В конце концов, это визуально, поэтому он должен был так думать. С другой стороны, он противоречит сам себе, говоря, что это можно рассматривать как символ женской занятости и, следовательно, возможности позаботиться о себе, не завися от своих супругов.

Художник считает, что знание — сила, поэтому важно знать проблему и способы ее решения индивидуально. Изменение системы требует множества отдельных движений. Другие проекты Туны также связаны с социальными и экономическими проблемами, с которыми борется его родная страна.

Эти 440 пар обуви были развешаны на стене здания в Стамбуле, Турция

В память о 440 женщинах страны, убитых своими мужьями в прошлом году

Изготовлен турецким художником и графиком Вахитом Туна

Он выбрал высокие каблуки как символ женской силы и независимости, которых хотят все женщины.

Высокие каблуки никогда не принадлежали жертвам, это скорее культурный жест

В некоторых регионах Турции обувь традиционно выносят на улицу при входе в здание

Реклама

Семья дарит туфли в знак траура

Арт-инсталляция проходит в центре Стамбула

90 015 440 обуви останутся там на 6 месяцев

Реклама

.

20 вещей, которые вы должны СДЕЛАТЬ и увидеть в Стамбуле / Блог о путешествиях

Список из 20 вещей, которые вы должны сделать в Стамбуле, не является оракулом, потому что Стамбул нельзя закрывать как главу о путешествиях и признать, что мы видели все самое интересное. Населенный более чем 15 миллионами жителей, город представляет собой огромный организм. Однако с моим списком мест, которые стоит посетить в Стамбуле, вам будет намного легче проникнуться атмосферой Востока.

Для меня Стамбул - одно из самых интересных мест, которые мне удалось посетить .В Стамбуле есть много мест, которые стоит увидеть. За многими достопримечательностями города стоит многовековая история, , на знакомство с которой нужно время.

Впервые в Стамбуле я постарался облегчить вам задачу. Итак, я предлагаю вам 20 вещей, без которых вы не получите максимум удовольствия от визита в Стамбул . Итак, что делать в Стамбуле?

Карта важнейших достопримечательностей и точек Стамбула

Я подготовил для вас интерактивную карту Стамбула, на которой отметил:

90 022 90 023 все достопримечательности Стамбула, которые стоит посмотреть за выходные или дольше посещение, 90 026 90 023 самое интересное музеи и объекты культуры,
  • рекомендуемые кафе где можно выпить м.в отличный турецкий кофе,
  • рекомендуемые рестораны где вкусно и не дорого поесть,
  • расположение спальных мест где я рекомендую остановиться.
  • Вы сможете пользоваться картой как на компьютере, так и на телефоне. Карта будет с вами как при планировании поездки, так и при посещении Стамбула.

    #1 Отдых в парке между Айя-Софией и Голубой мечетью

    Более очевидного ответа на вопрос «что делать в Стамбуле?» не придумаешь.

    Собор Святой Софии — здание, считавшееся чудом архитектуры в первом тысячелетии нашей эры. Раньше христианский храм, а после пристройки парящих минаретов - мечеть. Стар как мир.

    Строительные работы начались в 4 веке с использованием высших достижений современного строительного искусства.

    На противоположной стороне парка находится великолепная Голубая мечеть , построенная по приказу султана Ахмеда I. Здание было призвано затмить великолепие собора Святой Софии.Несмотря на то, что мечеть намного моложе – она была построена в 17 веке, ее размеры не соответствуют размерам бывшего христианского храма.

    Собор Святой Софии с длинной очередью туристов

    Голубая мечеть обязана своим названием 21 тысяче синих плиток , украшающих галереи, проходящие среди стен.

    Вход в собор Святой Софии платный и требует длительного ожидания в очередях, растянувшихся на десятки метров. Голубую мечеть можно посетить бесплатно.

    Следующая карта поможет вам найти жилье в Стамбуле.Постарайтесь найти жилье в европейской части города, как можно ближе к собору Святой Софии.

    Booking.com

    #2 Закажите мороженое дондурма и посмотрите что получится

    Как мороженое. Большой металлический ящик, несколько ведер, наполненных довольно замороженным веществом. Обычно не более пяти вкусов на выбор.

    Это не похоже на то, что нужно делать в Стамбуле, но если вы не знаете, что делать в Стамбуле, по крайней мере съешьте это сумасшедшее мороженое!


    Дьявол кроется в том, как торговец мороженым подает его.Прежде чем мы получим желаемую пластину, нас много раз сделают идиотами.

    Сначала торговец делает вид, что лед, который ему подают, падает на землю. Позже он возьмет его у нас, отдаст на минутку, оставит нам саму вафлю, отдаст нам все содержимое нескольких килограммов ведра, позвонит несколько раз в звонок, снова заберет у нас все, получит у нас нос грязный,позвони в колокольчик,скажи отведать на вкус,но отбери еще раз.нам порцию.

    И так 2-3 минуты, в течение которых нас окружает громкий смех и поток слез.

    Весь процесс продажи мороженого представляет собой потрясающее зрелище. Вы не можете оставить это, пока вы находитесь в Стамбуле.

    #3 Купите что-нибудь совершенно ненужное на Гранд Базаре

    Когда думаешь о больших рынках Стамбула, первое, что приходит на ум, это Гранд Базар, также называемый турками Гранд Базар .

    Торговля здесь проходит на площади более 30 гектаров, а блуждая между магазинами можно насчитать аж 61 торговую улицу. С годами природа этого места изменилась.

    После каждого повреждения перестроенный базар увеличивался. Постепенно менялся и характер проводимой здесь деятельности. Из места, где торговали рабами и товарами, поступающими в Стамбул из уголка Востока, современный Гранд базар адаптировал ассортимент к потребностям туристов.

    Отдохните в одном из многочисленных кафе и понаблюдайте за толпой туристов и местных жителей, проходящей через базар.

    Старый Стамбул становится кровью только тогда, когда мы пытаемся торговаться с кричащими турецкими торговцами и когда нам удается купить по хорошей цене что-то, что нам совсем не нужно.

    #4 Посмотреть выступление крутящегося дервиша

    Если вы не знаете, как назвать человека в белом, с высокой шапкой на голове , кружащегося под музыку так, что вас тошнит - позвольте мне сказать вам: это Дервиш.

    Танец носит религиозный характер и происходит от мусульманского ордена, основанного в 13 веке, известного как Кружащиеся дервиши . Это форма медитации с четко определенной ролью для каждой танцевальной позиции.

    Для нас, наивных наблюдателей, танец выглядел просто феноменально, хотя и стал со временем однообразным.

    На шоу мы наткнулись случайно, выбирая шашлык в одном из кафе у Голубой мечети. Аккомпанировали исполнителю два музыканта, которые приятно провели время турецким народным пением.

    # 5 Пейте много турецкого чая

    И не забудьте взять его с собой в Польшу. Чай здесь пьют на каждом шагу, не только в барах или ресторанах.

    Вкус очень интенсивный, подается очень достойно в классическом коническом стакане без ручки.В большинстве заведений вам предложат уже подслащенный чай, и рядом со стаканом вы найдете что-нибудь сладкое.

    Эссенция чая готовится отдельно, а затем разводится горячей водой.

    Средняя цена напитка 2-3 лиры, что меньше 3 злотых. Если вы хотите купить чай с целью привезти его в Польшу, лучше всего пойти в один из крупных супермаркетов.

    Эти типы магазинов не представлены в большом количестве на карте Стамбула. Преобладают небольшие магазинчики, где за чай мы точно переплатим.Я особенно рекомендую бренд Caykur, который очень популярен в Турции.

    # 6 Спасайтесь от жары в Цистерне Базилика

    Также известная как Дворец Джерабатан , это самая большая подземная цистерна, которая все еще существует в Стамбуле.

    Его первоначальной функцией было снабжение императорского дворца пресной водой в случае послевоенного разрушения акведуков. Поскольку за эти годы таких повреждений не произошло, огромная цистерна была забыта, чтобы ее заново открыли и показали западному миру после Первой мировой войны.

    Когда вы поднимаетесь по каменным ступеням в этот огромный водоем, вы можете почувствовать приятную прохладу и влажность на лице, столь чуждые поверхности улиц Стамбула.

    Ряды парящих колонн создают впечатление пребывания в настоящем храме на поверхности. Потолок поддерживается от до 336 колонн , расположенных в 12 рядов.

    Хотя все вершины колонн украшены, особого внимания заслуживает та, у подножия которой находится резная голова Медузы.

    Еще одну колонну, постоянно заливаемую водой, назвали плачущей - якобы из-за горя по рабам, вынужденным работать на строительстве цистерны.

    Вход в Цистерну Базилика стоит 20 турецких лир (около 16 злотых).

    # 7 Послушайте громкие увещевания муэдзина

    Путешествуя по странам, где господствующей религией является ислам, важно привыкнуть к отличительным элементам этой культуры.

    Одним из столпов мусульманской веры является намаз , который является обязательной молитвой , совершаемой пять раз в день.Важно, чтобы молитвы были обращены к Мекке.

    Задача муэдзина – произнести каждую из пяти молитв. У этого человека было принято петь молитвы в каждом из четырех уголков света, стоя на одном из минретов храма.

    В настоящее время эта задача упростилась, и голос муэдзина усиливается громкоговорителями, установленными на вершине башен.

    Разговор минаторов азан производит особое впечатление, когда мы находимся во дворе мечети или в месте, где в поле зрения и слышимости находится несколько храмов.

    Муэдзины соседних мечетей откликаются на увещевания друг друга. Когда тишину нарушают пересекающиеся, громкие голоса, и мы сосредотачиваемся только на этом прекрасном концерте, мурашки по спине могут пройти совершенно незаметно.

    Особенно мне запомнился адан на азиатской стороне города, где пение, отражаясь от Босфора, как раз перед тем, как мы сели на корабль в Одессу, окончательно попрощались с городом.

    Из Стамбула мы продолжили путь - на этот раз по морю.

    # 8 Проверить, довольны ли рыбаки на Галатском мосту своим уловом

    Архитектурно не очень эффектно Галатский мост соединяет европейскую часть Стамбула, пересекаемую бухтой Золотой Рог. Строение 19 века позволяет быстро добраться на север из многолюдной туристами южной части города.

    Основными туристическими объектами являются Галатская башня , исторический трамвай, курсирующий по улице Истикляль Каддеси, и площадь Таксим .Общественный транспорт тоже курсирует по мосту, хотя в прогулке себе отказать нельзя.

    Особенно на западной части моста мы находим узкую вереницу рыболовов, которые попытают счастья в водах Золотого Рога.

    Вид на величественную мечеть Сулеймана и толпы проходящих среди прилавков туристов должны быть смягчены не всегда удачной рыбалкой. Ниже вершины моста расположены ряды баров и ресторанов, которые, хотя и оригинально оформлены, не переполнены.

    Золотой Рог пахнет не очень привлекательно, и это нас тоже отпугивало. Высокие цены были лишь на втором месте.

    # 9 Устроить пикник в парке Гюльхане

    Парк, название которого в переводе с турецкого означает «дом цветов», является старейшей и одной из самых красивых зеленых зон Стамбула.

    Он расположен по соседству с Дворцом Топкапы , что обеспечивает ему постоянный поток толп туристов, ожидающих посещения великолепного дворца. Дворец Топкапы выпал из наших планов из-за неиссякаемой толпы, ломившейся в двери здания.Территория ухоженная, с множеством мест для пикника, яркими цветами и аккуратно подстриженными кустами.

    С 2008 года он был зеницей ока стамбульских властей — тогдашний премьер-министр Эрдоган открыл Музей исламской науки и технологий на западной окраине парка.

    Северная часть парка предлагает вида на Босфор , но я рекомендую использовать южный вход, гордо охраняемый роскошными богато украшенными воротами.Если мы проголодаемся, нам на помощь придут несколько ларьков, расположенных рядом с нами.

    Каждый раз, когда мы посещали парк, у нас была возможность восхищаться турецким трудолюбием. Люди, ответственные за содержание парка, уютно устроились на лужайках и грелись на солнышке. Работа в конце концов не заяц.

    #10 Утолите жажду свежевыжатым фруктовым соком

    Хотя продавцы и не гарантируют этого, смело уверяю вас - сок будет овощным, безглютеновым и без консервантов.

    Найти прилавок на рынке, где сок готовят с помощью традиционной, массивной, чугунной соковыжималки, не составит труда. Я нашел много таких мест, гуляя по другому берегу Золотого Рога, возле Галатской башни.

    Выбор фруктовых сочетаний для нашего сока широк, но мне особенно рекомендовали попробовать гранатовый сок. То ли мне не повезло и я наткнулся на некачественные гранаты, то ли я просто не фанат их.

    Сок был терпким, и вместо того, чтобы утолить жажду, захотелось пить еще больше.Судя по всему, он был переполнен антиоксидантами и десятками других полезных веществ. Единственная надежда на это, потому что вкус заслужил слабую 5/10.

    # 11 Забудьте о диетах и ​​посетите стамбульскую кондитерскую

    Как чашка турецкого чая без капельки сладости теряет свой вкус, так и Стамбул без сотен кондитерских и кондитерских потерял бы свой смысл. Турция стоит с вкусностями.

    Я не мог вспомнить названия вкусной выпечки. Однако я понял, что турецкие кондитеры сосредоточились не на названиях, а на попытке набить в небольшой кусочек торта как можно больше калорий.

    Сладости из Стамбула отвратительно вредны для здоровья и никому не рекомендуются. Если бы не мелочь, они вкусные. А кофе без сладкого — преступление.

    Нашими проводниками по бесчисленному ассортименту кондитерских изделий будут продавцы, которые, как и наши бабушки, не поверят, что мы сыты и не влезем ни одной штуки.

    И надолго останется загадкой, как правильно назвать сладкого «бродягу», которым восхищаются витрины кондитерской.

    # 12 Посетите несколько мечетей

    Нет ничего более очевидного, чем посещение мечети в мусульманской стране.

    Храм можно найти повсюду в Стамбуле, и городской пейзаж с его возвышающимися над головой минаретами поначалу немного подавляет. Интерьеры мечетей могут быть художественными жемчужинами, которые стоит увидеть, спасаясь от жары, льющейся с неба на мгновение.

    Рекомендую посетить как крупные мечети, популярные у туристов, так и более мелкие, спрятанные в лабиринте улиц и обслуживающие только ближайшее население.

    Пытаясь погрузиться в другую культуру, не забывайте следовать ее правилам и хорошим манерам.

    Посещение каждой мечети возможно , но обычно ограничивается перерывами между обязательными мусульманскими молитвами. При входе в храм обязательно нужно снять обувь и оставить ее на полке прямо перед или сразу за главным входом в мечеть.

    Мы не должны бояться их кражи - в исламском мире это социально неприемлемо, и само нахождение рядом с мечетью дает нам существенную гарантию безопасности.Хотя исключения, конечно, есть.

    Женщинам недопустимо показывать обнаженные руки. В жаркие дни накрывать их, особенно европейскими женщинами, рационально немыслимо, поэтому перед входом в мечеть можно бесплатно одолжить платок или свободное платье, которое замаскирует запретное.

    Мы не встречались с запретом на фотосъемку в мечетях, и никто не просил нас платить за такую ​​возможность. Во время пребывания в мечети мы должны вести себя осмотрительно и не мешать верующим в общении форс-мажорными обстоятельствами.

    #13 Напиток Солёный Йогурт Айран

    Это напиток, по которому вы будете скучать или захотите забыть как можно скорее. Мне он очень понравился, особенно в жаркие дни, когда он был довольно освежающим. Айран – разбавленный питьевой йогурт с большим содержанием соли.

    Продается в продуктовых магазинах и барах, также можно заказать в ресторанах. Чаще всего его подают в оригинальной упаковке с воткнутой в крышку соломинкой.

    Айран в магазинах стоит очень дешево - за большую, 400 мл упаковку я заплатила меньше 3 злотых.

    Если вы упустите эту возможность - Айран теперь доступен в Польше, например, в магазинах LIDL.

    # 14 Погладить кошку

    Десятилетия назад кошки захватили город, и в таком состоянии Стамбул остается и по сей день.

    Тысячи животных бродят по улицам мегаполиса, заглядывая в каждый закоулок и позируя для фото туристов, влюбленных в их грацию.Горожане заботятся о хороших жилищных условиях для более мелких соседей по квартире.

    Для кошек предусмотрены миски с едой и водой, а иногда даже мягкая подстилка, где они могут погреться на палящем солнце.

    Есть даже интересный документальный фильм о жизни стамбульских кошек. Кеди - тайная жизнь кошек .

    После интенсивного тура по Стамбулу я смог не только погрузиться в историю животных, но и узнать ряд популярных мест.

    # 15 Пересечь Босфор в азиатскую сторону города

    До 2015 года возможность передвижения между европейской и азиатской частями Стамбула была ограничена проездом на пароме или автомобиле по Босфорскому мосту и .

    В результате почти 10 лет строительных работ был построен железнодорожный тоннель Marmaray , который проходит по дну Босфора. Он признан самым глубоким туннелем в мире , спускающимся со структурой на 56 метров вниз до уровня воды.

    Основной задачей сооружения является соединение европейских и азиатских железнодорожных сетей без необходимости использования железнодорожно-паромной переправы. Туннель расположен на пути следования от пригородной европейской станции Халкалы (куда мы прибыли на поезде Польша-Стамбул ) с азиатским терминалом Хайдарпаша.

    Тоннель длиной 1,4 км построен особым образом.

    Следующие участки тоннеля, которых всего было 11, были созданы на суше и, закрепив их переборочными стенками, были спущены в пучину Босфора.Сварщики под водой соединили отдельные элементы конструкции воедино. Удаление стен переборок в конце работ сделало туннель целостной конструкцией.

    # 16 Прыжок на Ностальгический трамвай до площади Таксим

    Наблюдая, как рыбаки пробуют свои силы на Галатском мосту, мы всего в километре от начальной остановки маршрута Ностальгический трамвай от Тюнеля до Таксима

    Маршрут длиной менее 2 километров проходит по одной из самых интересных торговых улиц города - İstiklal Caddesi .

    Туристическая привлекательность площади Таксим сомнительна. Оказавшись там, стоит посетить сувенирные лавки. Цены однозначно ниже, чем на другом берегу бухты Золотой Рог.

    Хорошее решение - сесть на трамвай, а затем пройтись в обратном направлении, чтобы взглянуть на витрины и посмотреть, что происходит в темных узких переулках.

    Билеты на проезд можно приобрести в билетных автоматах на остановках.

    # 17 Посетите Ускюдар в азиатской части города

    Азиатская часть города гораздо менее привлекательна для туристов, поэтому туристы не преобладают на улицах в районе Ускюдар .

    По эту сторону Босфора проще наблюдать за бытом жителей, а попадание в толпу спешащих на работу турок происходит сразу после того, как мы пытаемся протолкнуться на другую сторону улицы.

    Побережье Босфора поделено между многочисленными ресторанами, рыбацкими станциями, паровыми прогулками вдоль берегов и портовой инфраструктурой.

    Мы не старались в этот день разогнаться и слишком интенсивно использовать последние часы в Стамбуле, поэтому в основном созерцали красивые виды, тусовались в прибрежных пабах.Район сильно насыщен мечетями.

    Примерно на 500 000 жителей этой области приходится 180 храмов , некоторые из них по размеру напоминают довольно небольшие часовни.

    Расположенный на холме Ускюдар представляет собой массу зеленых зон, которые иногда отсутствуют на европейской стороне.

    # 18 Зажечь кальян

    Это очень популярное турецкое развлечение, и в меню большинства ресторанов есть кальян. Удивительное разнообразие доступных вкусов.Список часто заканчивался на 20-30 пунктах. Я выбрал смесь со вкусом кофе с одним из тропических фруктов.

    Курение кальяна, хотя и распространено, может быть более вредным, чем курение, поэтому я рекомендую крайнюю умеренность. Однако это не значит, что не стоит пытаться.

    Водопровод состоит из наполненного водой кувшина, часто богато украшенной металлической трубы и гибкой трубки. Рекомендую обратить внимание, не вскрывался ли мундштук, которым мы пользуемся, рядом с нами и не имеет следов многократного использования.

    # 19 Выкурить еще кальян

    Турки предлагают так много вкусов кальяна, поверьте - одним не ограничится.

    Чтобы не чувствовать себя однообразным, сожгите один на европейской стороне, а другой на азиатской стороне города.

    # 20 Много ходить и ничего не планировать

    Вы признаете, что не можете выстрелить себе в ногу больше, чем после того, как представили 19 вещей, которые необходимо сделать в городе, и вдруг обнаруживаете, что вам не следует планировать.

    Но постарайтесь не посещать Стамбул только для того, чтобы отметить другие рекомендуемые достопримечательности и «чем заняться». Попробуйте составить приватный список на основе собственного опыта и точки зрения на город и ответьте себе на вопрос: «Что делать в Стамбуле?».

    Стамбул — это бурлящая смесь многих культур, город, в котором красивые дворцы и мечети сочетаются с грязными, отвратительными переулками для неприятностей.

    Каждый воспринимает их по-своему, и эта особенность человеческой натуры заставляет место выглядеть совершенно по-разному для каждого путешественника.Я вернулся из Стамбула, в восторге от города и заинтригован Турцией.

    Была ли у вас возможность посетить Стамбул? Как бы выглядел ваш список обязательных к посещению мест в Стамбуле? Если вы уже добрались до столицы Востока и посетили ее, обязательно дайте мне свои предложения достопримечательностей в комментариях.

    .

    Стамбул | TEMI - Ваши информационные носители

    Керамика на базаре | фото Марты Здесь

    Стамбул, крупнейший город Турции и самый густонаселенный город Европы, расположенный на границе Европы и Азии, также часто становился темой и декорацией фильмов. Неудивительно – мало найдется городов, где так тесно переплетаются история, современность, экзотика и мультикультурализм.

    Я был в Стамбуле в январе, в исключительно снежную и холодную зиму. У нас в казарме на Кадыкёй замерз котел, не ходили паромы на Золотой Рог.Поэтому кинопанораму центральной части Стамбула — с силуэтами собора Святой Софии, Голубой мечети, дворца Топкапы или Галатской башни, лучше всего видимыми с Золотого Рога, — мне удалось увидеть только на второй день, когда движение по заливу было восстановлено.

    Этот пленэр «играл» во многих фильмах — он начинается, например, со звездной экранизации криминального романа Агаты Кристи «Убийство в Восточном экспрессе». В этом фильме Сидни Люмата 1974 года они сыграли, среди прочего, Ингрид Бергман, Жаклин Биссет, Ванесса Редгрейв, Шон Коннери, Джон Гилгуд, Майкл Йорк и Жан-Пьер Кассель.Смотрел панораму Стамбула в метель - вроде никто не снимал.

    Дополнительным развлечением путешествия на пароме является турецкий чай, вкуснее любого другого. Его заваривают в специальных, двойных кувшинах — чайные листья сначала замачивают в горячем паре, затем пропаривают до кипения. Крепкий, ароматный чай подается в маленьких стаканах тюльпановидной формы с кусочками сахара на блюдце. Зимняя альтернатива — кофе в крошечных чашечках или салеп — горячий напиток из молока, порошка орхидеи и корицы.

    Башня и дворец

    Высадившись на пристани Эминёню, я пошел по крутым улочкам к Галатской башне. Башня была построена в четырнадцатом веке как часть укреплений константинопольского района Генуи, тогда она была, в частности, тюрьма и янычарский пост. Сегодня там есть смотровая площадка и кафе. Это также популярный сайт знакомств. И декорации турецкого романтического сериала - на вершине Галатской башни многие несчастные влюбленные столкнулись с дилеммами.

    Один из героев турецкого телесериала «Великолепный век» — легендарный авиатор Хезарфен Ахмет Челеби тоже должен был взлететь с башни на механических крыльях.Он пролетел на крыльях собственной конструкции над Босфором в район Ускюдар в азиатской части города. Эта легенда, увековеченная надписью на седьмом этаже Галатской башни, является сюжетом исторического фильма 1996 года «Стамбул под моими крыльями», а также действительно развлекательного анимационного фильма.

    Отправляйтесь во дворец Топкапы, чтобы найти декорации "Славного века". Именно там, среди павильонов, выложенных мозаикой, прогуливались султаны, а Сулейман Великолепный слагал стихи — после вынесения самых срочных смертных приговоров.Здесь не собрались ни внутреннее убранство дворца, ни религиозные реликвии (крошка зуба Мухаммеда, отпечатки его ступней и волосы с бороды, и - видимо! - меч царя Давида, тюрбан библейского Иосифа или чаша Авраам) разрешено фотографироваться. А вот богато украшенные павильоны над Золотым Рогом, как и открывающиеся отсюда виды, не запрещены.

    Египетский базар | фото Marta Here

    Bond Legends

    Пока я бродил между башней и дворцом, мои ботинки промокли от мокрого снега. Поэтому я решил посетить исторические турецкие базары, которые, к счастью, крытые.

    Весь район выше станции Эминеню является базарной зоной. Здесь продается все: традиционные мусульманские женские халаты и... современное красное белье (!), китайские куклы и матрасы, специи, конфеты в виде матовых грибов, декоративные чайные стаканы, часы с портретами шиитских пророков или... Элвиса. Пресли, летающие механические птицы, свежая рыба, сыр в огромных блоках...

    Самыми известными местами являются Большой базар и Базар специй. Крытый базар, также известный как Большой базар, представляет собой настоящий лабиринт крытых улочек, где можно купить различные сувениры: сказочно расписанный фарфор, богато украшенную халву и чаи, шахматы с фигурками, изображающими турок и крестоносцев, вышитую обувь, сухофрукты, мозаику. стеклянные лампы, антиквариат, картины, ковры, золотые украшения, тюрбаны... Есть также бары и рестораны, парикмахерские, фонтаны и места для молитв.

    Крытый базар занимает площадь около 30 га, имеет 22 входа, более 60 улиц и более 3,5 тысяч квадратных метров. магазины и стенды. Среди сходящихся, расходящихся, пересекающихся и соединяющихся улиц легко заблудиться, поэтому на перекрестках установлены указатели. На базаре часто были фильмы под открытым небом. На его крышах снималась самая известная сцена — погоня на мотоциклах в «Скайфолл», одной из версий приключений агента 007 Джеймса Бонда режиссера Сэма Мендеса (2012). Бонда сыграл Дэниел Крэйг.

    На одной из улиц возле Египетского базара меня пригласил в свою лавку продавец кожаных ремней. Как оказалось, вся стена в магазине была обклеена фотографиями периода съемок «Скайфолл». Угловой дом, в котором расположен магазин, также «снялся» в фильме. Болтливый продавец угостил меня чаем, высушил мои перчатки на батарее и показал серию своих фотографий с Дэниелом Крейгом и остальной съемочной группой.

    Команды очередных «Бондов» несколько раз посещали Стамбул.Здесь играли не только «Скайфолл», но и «Привет из России» Теренса Янга с Бондом-Шоном Коннери (1963), или «И целого мира мало» Майкла Аптеда (1999) с Бондом-Пирсом Броснаном. Также он боролся с албанской мафией (!) Лиамом Нисоном в фильме «Похищенные 2» (2012). Ранее, в 2004 году, в Стамбуле побывала съемочная группа одной из версий фильма «Вокруг света за 80 дней» — с Джеки Чаном.

    Также в городе много времени проводила съемочная группа сериала про Арсена Люпена - грабителя-джентльмена.В декорациях базаров и улиц, окружающих базары, происходили душевные приключения пары героев фильма «Стамбул» Ференца Тореки.

    Кошка зашла в магазин, пока мы разговаривали с продавцом, другом Бонда. Что напомнило мне, что именно на улицах Стамбула был снят один из самых очаровательных фильмов последних лет - "Кеди - тайная жизнь кошек" Джейды Торун 2016 года.

    Главный неф собора Святой Софии | фото Марты Здесь

    Кошки в храме

    В подвале собора Святой Софии, самого известного памятника Стамбула, Том Хэнкс открывал тайны прошлого в фильме Рона Ховарда «Ад» (2016).На следующий день я посетил бывший Храм Премудрости Божией, построенный Юстинианом Великим. Огромное здание с его частично сохранившимися великолепными мозаиками с изображением императоров, четырехкрылых херувимов и святых производит наибольшее впечатление изнутри. Снаружи Айя-София соперничает по форме с Голубой мечетью, построенной в 1610 году султаном Мехмедом III именно для того, чтобы доказать, что мусульманский храм может быть таким же великолепным. Интерьер Голубой мечети, даже с его тонкими голубыми орнаментами и огромными колоннами, не производит такого яркого впечатления, как храм Юстиниана, который на тысячу лет старше.Внутреннее пространство Айя-Софии, даже частично затененное табличками с мусульманскими надписями, дает настоящее ощущение возвышенного.

    В вестибюле храма, у небольшого колодца, туристов ждет кот из фильма "Кеди". Во всяком случае, так говорят местные гиды. Однако в самом известном в мире храме находится несколько десятков кошек, и доподлинно неизвестно, кто из них кинозвезда.

    В непосредственной близости от собора Святой Софии можно посетить, среди прочего, хамам (баня) султана Хюрема, главной роковой женщины сериала «Великолепный век».Рядом с ним находится Базилика Цистерна – городской водохранилище времен Юстиниана, также известное как «Затонувший дворец». По деревянному мосту он пересекает тянущиеся в темноте колоннады, среди падающих с потолка капель. Пол покрыт слоем воды, в которой плещутся рыбы. Есть также «плачущие колонны» и перевернутые головы медуз — остатки древних статуй, использованные в качестве строительных элементов. Невероятная локация фильма сама по себе.

    В подъезде предприимчивый стамбульский фотограф зарабатывал деньги, фотографируя посетителей в костюмах из сериала «Великолепный век».Все время стояла очередь из желающих надеть султанские костюмы.

    .90 000 НЕДЕЛЬ В СТАМБУЛЕ

    НЕДЕЛЯ В СТАМБУЛЕ

    День 1 (Пасхальная суббота)

    Мы прилетаем прямо из Варшавы и в аэропорту Стамбула нас не ждет сюрприз, прибывает только багаж Вениа, после наших двух рюкзаков не остается и следа, кроме того, при покупке турецкой визы я теряю посадочный талон вместе с багажом код. Дама в бюро находок меня утешает, что большая часть багажа найдена, мы предъявляем претензии только по одному месту багажа и в плохом настроении идем менять деньги (1 доллар = 1,78 лита).

    Знаю, знаю... Я злюсь...

    Я хорошо пользовался своим способом, поддразнивая миссис Эли, которая иногда, казалось, называла меня склеротиком...

    Честно говоря, я был рад, потому что мой рюкзак нуждается в замене, а за такую ​​дешевую стоимость это могло быть что-то поновее, полегче, поудобнее...

    Чтобы добраться до общежития Сохо, где я забронировал жилье, нам нужно добраться до площади Таксим, туда нас доставляет прямой автобус за 10 лит.

    То, что мы увидели на площади Таксим, а затем на улице Истикляль, не сравнится ни с чем в нашей стране: поток людей на большой площади и широкая улица, медленно движущаяся субботним вечером.Вы видите, что мы приехали в большой город, который оживает вечером.

    Находим улицу, ведущую к общежитию и вскоре находим само общежитие. Лично меня не смущают ветхие и грязные стены в общежитии, а также большая плотность кроватей. Лишь бы была соответствующая атмосфера.

    Атмосфера была. Особенно, когда люди, живущие двумя этажами ниже нас, свою обувь и носки (хорошо написано - выставили, потому что остались) выставили в коридор. Лестница работает как дымоход. Куколка для игры. Вы вошли на два этажа и фактически бежали на вдохе...

    К счастью, ни Винио, ни Петр не были шокированы условиями Soho Hostel. Получаем места на верхних кроватях в 6-местном номере. Кроме нас в комнате Джил из Орегона и волонтер из Уганды, третий сосед по комнате, которого мы не узнали, когда были в другое время.

    Pitra

    имел тенденцию раскачиваться. Матрасы были настолько изношены, что самая важная часть тела лежала на доске, потому что все скручивалось. Это было похоже на розетку, только жесткую розетку.Все немытое из нового. Это было более распространено в Индии.

    Мы идем в город, чтобы купить необходимые вещи для стирки, и Винио дает нам одно из своих полотенец, затем мы идем за пивом. Здесь много мест, где можно поесть и выпить, трудно решить, чем заняться. Выбираем кафе рядом с общежитием и, как оказывается, живая музыка. Ночью, к сожалению, расположение этого места неблагоприятно для желающих выспаться, последняя дискотека заканчивается около 3 часов ночи, вне зависимости от дня недели.

    День 2 (Пасхальное воскресенье)

    На ресепшн узнаю, что наши рюкзаки найдены, более того, принесите их в общежитие!. В отличном настроении едем смотреть город. Кроме того, теплая и солнечная погода благоприятствует прогулкам.

    Узнав о ценах на автобусные билеты (9LT за 3 км пути!) решили идти пешком. Мы проходим всю улицу Истикляль, затем спускаемся к Галатской башне.

    За 12 LT поднимаемся на лифте на башню, откуда открывается прекрасный вид на весь город.

    Наш следующий экскурсионный маршрут ведет к Галатскому мосту через бухту Золотой Рог. Лес вдов и рыбаков от власти. Идём к мечети с левой стороны моста.

    Мечеть называется Ени Камии и была построена в 17 веке. В то время как архитектурное сооружение и внутренний двор имеют очень интересную и последовательную архитектуру, интерьер несколько разочаровал. Мы вторые, кто посещает мечеть Рустем-паши 16 века, которая восхищает нас внутренним убранством.

    Делаем перерывы на кофе в месте, которое сложно назвать кафе, но подают хорошо сваренный кофе. Прямо рядом с ним находится египетский базар, или иначе известный как базар специй. Едем туда, чтобы увидеть немного восточной экзотики.

    Следующая наша достопримечательность — собор Святой Софии. Мы стоим в длинной очереди у входа (20 LT) и посещаем этот знаменитый храм. Впечатления у всех смешанные, видно, что этот величественный памятник запущен и грязен внутри. Несохранившиеся мозаики разваливаются и, наверное, никто не заботится об улучшении состояния этого памятника.Выйдя, осматриваем могилы рясников и их семей.

    Мы отказались от посещения Топкапы, увидев длинную очередь в кассы. Идем в ресторан, где тратим 85 LT, а потом возвращаемся в общежитие.

    По дороге с силой Галата мы встречаем большую группу молодых людей, переодетых в зомби и охотно позирующих для наших фото. Кстати, можно заметить, что местные жители люди толерантные, переодетая (а некоторые и раздетая) молодежь, перемазанная красными красками, в рваной одежде здоровается в центре города и никто не протестует!

    По дороге в общежитие пьем освежающие свежевыжатые соки, что потом входит в привычку.У меня был сюрприз в общежитии! Наши рюкзаки прибыли!!! Мы можем переодеться в чистую одежду и принять душ.
    Вечером идем на площадь Таксим, а потом посещаем греческую церковь Святой Троицы.

    День 3 (Пасхальный понедельник)

    Ночью шел дождь и гремел гром, а утром продолжался дождь. Готовя завтрак, я слушаю на кухне лекцию палестинца, которого встретил вчера.

    Он родом из Газы, где ему понравится наш земляк, и сейчас пытается получить визу в Польшу в Стамбуле.На данный момент оба живут в прихожей в шкафу, который был превращен в комнату без окон наружу. Пока он ведет пропагандистскую кампанию для молодежи из общежития. Он тоже оборачивается ко мне, но остановился, когда я высказал ему свое мнение.

    Сегодня мы планируем продолжить осмотр древнейшей части города, мы отправляемся во дворец - цистерну, построенную как гигантское водохранилище в византийские времена. Бежим вход 10 LT и спускаемся вниз.

    Огромное впечатление, темнота освещена желтыми фонарями, к тому же играет мелодичная музыка, под стать настроению места.Все пространство было разделено рядами высоких колонн с резными капителями. Гуляем и любуемся необыкновенной прелестью этого места, подходим к бассейну, где плавают рыбки и тут можно увидеть колонну с вырезанной головой медузы.
    Волшебное путешествие во времени в 7 век

    Выйдя, мы сможем увидеть Голубую мечеть - гигантский храм, который, вероятно, предназначался для близлежащего собора Святой Софии, архитекторам это не удалось. Интерьер огромен, но не впечатляет.Единственное, что мне очень понравилось в мечетях Стамбула, так это то, что вход был бесплатным.

    По дороге на большой базар смотрим на колонны Константина.

    Сам большой базар в настоящее время является только туристической достопримечательностью. Цены здесь космические, намного выше, чем даже на улице Истикляль!. Мы покупаем только мелочевку, например декоративные наволочки с турецким орнаментом, а Wienio покупает кофейный сервиз.

    На ужин отправляемся в избранную забегаловку у вокзала, где цены умеренные.Возвращаемся в общежитие холодными и промокшими для короткой сиесты. Вечером я выбираю вздремнуть, и господа идут в город.

    Какой это город... Я спустился на кухню, где нашел палестинца и поговорил.
    Винио пришел с полотенцем на шее - мы уже в пути.

    Весь разговор зашел о проблемах палестинцев, но так как у нас были разные взгляды на вину за конфликт, мы все придерживались его.

    Девушка должна была сделать воду из своего мозга, и до нее не дошло никаких аргументов.Модо все видит в двух цветах...

    День 4 (вторник)

    Последствием вчерашнего отъезда господ в город было утреннее похмелье у Петра.

    Помимо того, что меня засосало в живот, меня мучила жажда и головокружение, я чувствовал себя очень хорошо. Все инсинуации госпожи Элы необъективны...

    Итак, я пойду во дворец Долмабахче с Вини. Дворец Долмабахче – ближайший к нашему отелю исторический памятник. Чтобы добраться до него идем на площадь Таксим, спускаемся к Босфору и мы уже у дворца.

    Вход в центр стоит 30 литов и возможен только с гидом. Ждем своих и заходим внутрь.

    Интерьер этого дворца 19-го века, построенного как официальная резиденция сутана, его матери и него, представляет собой настоящую гигантоманию. Большинство комнат светлые, а количество украшений просто невероятное.

    Что меня восхитило здесь, так это хрусталь, используемый для великолепных люстр, светильников, а также в качестве опор для балюстрады на парадной лестнице. Внутри запрещено фотографировать.

    Наш проводник очень гордится дворцом, а в комнатах, где живет Ататюрк, у него есть голос. Видно, что Ататюрк остается великим человеком для турок и по сей день, ведь кровать, на которой он умер, увешана великим национальным флагом.

    Выйдя из дворца, мы посещаем прекрасный сад, музей часов и идем пить чай в местное кафе. К сожалению, комнаты гарема закрыты для посетителей, но мы идем в хрустальный павильон, где ослепляем глаза красивыми изделиями из металла в стиле модерн.

    После того, как мы уходим, мы смотрим на гигантскую очередь ко входу во дворец, люди стоят, несмотря на то, что дождь лил так хорошо, что мы пришли сюда утром! .

    Рядом с дворцом находится мечеть Долмабахче, как долго мы выясняем, как попасть внутрь и открыта ли мечеть вообще для посетителей? Затем, как и остальные, проходим под огромную занавеску, закрывающую вход, и вдруг оказываемся посредине. Интерьер светлый и хоть и небольшой, но оставляет очень положительное впечатление.

    На ужин отправляемся в небольшую семейную забегаловку возле площади Таксим, а потом в ближайшую кондитерскую на кофе и пробуем местные сладости.Мне, как чистокровному аккомху, это было нужно!

    Породистый акомчуч после этого выпаса, два дня не мог смотреть на сладкое...

    Вечером все еще идет дождь и холодно, мы идем гулять, а затем, чтобы согреться, идем в кафе, где пьем местное пиво.

    День 5 (семейный)

    Утром дождя нет, и день кажется ясным. Как обычно, пешком идем к дворцу Топкапы, величайшему памятнику Стамбула.

    Вход во дворец 20 LT, внутри входа в гарем (15 LT) оплачивается дополнительно.Чтобы не пропустить ни одной достопримечательности, посещаем весь дворец с планом и путеводителем (книгой).

    Мы стоим в длинной очереди, чтобы войти в Павильон Утробы, а затем в сокровищницу. В Павильоне Утробы я чувствую себя не в своей тарелке, святые реликвии, связанные с Мухаммедом и не только, меня мало интересуют, гораздо интереснее музей оружия и сокровищница турецких и восточных золотых рыбок.

    Однако больше всего в Топкапы мне понравились настенные украшения в гареме.Большая часть дворца пуста и заброшена. Жаль, что здесь нет исторического музея.

    Покинув Топкапы, мы хотели посетить музей мозаики, который был закрыт. Вместо этого мы посетили близлежащий рынок.

    Перед одним из магазинов к нам обратился владелец на польском языке, оказалось, что его спутница жизни - наша соотечественница. Мы вошли в магазин, и владелец очень хотел показать нам свои ковры.

    Ранее мы были в магазине ковров на большом базаре, и цены, которые нам назвал продавец, казались космическими, если мы сравнили их с ценами на индийские ковры.Мы знали, что не будем покупать ни один ковер, потому что цена, которую мы предложили, составляла 10% от того, что хотел продавец, когда мы его измельчаем, владелец неожиданно соглашается на нашу цену, и поэтому мы стали обладателями небольшого шелкового коврика с синий и зеленый турецкий узор.

    На вечернюю прогулку мы вышли на площадь Таксим, посетили местную католическую церковь, а на обратном пути наблюдали за демонстрацией в несколько сотен человек.

    Манифестация была организована (судя по транспарантам) местной социалистической или коммунистической партией, но не привлекла толпы.И площадь Таксми, и вся улица Истикляль были забиты веселящимся народом, никто (кроме приставленной к охране полиции) не обращал на демонстрантов никакого внимания.

    День 6 (четверг)

    Снова идем на пристань у Дворца Долмабахче, покупаем круиз по Босфору (12 TL). Вчера с силой Галата нам предложили такой же круиз за 20 евро!.

    Когда мы садимся на корабль из пристани, другой круизный лайнер отправляется в тот же круиз, который полностью загружен. Я рад, что я проверяю предложения перед покупкой, нас на корабле только небольшая группа, мы можем передвигаться и фотографировать с того места, которое нам больше всего подходит.

    Круиз на кей-грассе 1,5 часа.
    Сначала смотрим дворцы, расположенные на европейской части Босфора и доходим до второго моста на Босфоре, проходим под ним и возвращаемся, чтобы увидеть азиатский берег Босфора. Только с воды видно, какой это гигантский и красиво расположенный город на холмах. В конце круиза настоящий бонус - вокруг нашего корабля резвится группа дельфинов.

    После высадки мы идем к местной открытой кухне, привлекая большое количество местных жителей, чтобы поесть здесь.Также заказываем шашлыки и чаи, затем отправляемся вдоль побережья в сторону Галатского моста.

    По дороге становится тепло, решаем посмотреть мечеть Сулеймана. Чтобы добраться до него, немного побродим.

    Корпус мечети возвышается над Золотым Рогом. Если смотреть вблизи, тоже здорово. Особенно мне нравится двор с колоннами и его симметрия. Увидев интерьер, мы вместе обнаруживаем, что, однако, самой красивой мечетью в Стамбуле, которую мы видели, была мечеть визиря (Рустема-паши) недалеко от Галатского моста.

    День 7 (пятница)

    Сегодня мы хотим найти сувениры, оставшиеся от Византии. Идем пешком до Галатского моста, затем идем по пристани в сторону второго моста через Золотой Рог. Пройдите под ним, чтобы повернуть налево.

    Мы поднимаемся на высокий холм и неожиданно оказываемся в очень бедном районе. Здесь нет туристов, внешние стены облицованы разноцветной керамической плиткой. Мы видим остатки старых городских стен в течение некоторого времени. В поисках бывшей византийской церкви в Хоре мы находим кафе с фантастическим видом на крыши домов внизу.Останавливаемся отдохнуть и полюбоваться окрестностями.

    Неожиданно находим хорошо сохранившийся фрагмент старых стен Константинополя, до сих пор внушительных размеров. Поднимаемся на гору и удивляемся, как можно было в то время покорить такую ​​крепость.

    Спускаемся к церкви в Хоре, ныне превращенной в музей (вход 15TL). Снаружи церковь - это небольшой и неприметный романский храм, вдобавок изуродованный пристроенным минаретом, а посередине - елей!

    Сохранившиеся мозаики радуют красками и проникновенными персонажами. Я стою и впитываю, так же, как и другие, они не могут не восхищаться этой красотой. Интересно, как великолепно должна была выглядеть эта церковь, когда она была вся покрыта такой мозаикой. К сожалению, главный неф служит мечетью, а стены покрыты мраморными листами.

    Мне пришлось закричать только дважды, потому что миссис Эли споткнулась и хотела пойти другим путем, чем должна была. Она была очень недовольна, когда зацепившийся прохожий подтвердил мое направление...

    На обратном пути смотрим на сохранившийся акведук и закупаемся сладостями. Самым дешевым магазином сладостей оказался большой магазин на главной улице (Истикляль), а не на базаре.

    Пятница

    оказалась самым утомительным днем ​​нашего пребывания, мы преодолели более 20 км пешком, но остались крайне довольны. В тот день я увидел самые остатки старого Константинополя и снова был очарован искусством Византии.

    День 8 (суббота)

    Сегодня возвращаемся, собираемся, прощаемся с волонтером из Уганды, которого встретили в общежитии, и приветливым персоналом общежития.Само общежитие мы будем вспоминать с теплотой, потому что хоть оно и было грязным, тесным и временами самодовольным, оно имело свою атмосферу.

    Идём в парк на площади Таксим, потом в ближайшую забегаловку и садимся на автобус в аэропорт, Конец очередной сказки!

    Конец нам быть в аэропорту Варшавы. После приземления. К счастью, у нас были места в конце салмолота, так что, выглянув в окно, я мог видеть наши загруженные в мешки рюкзаки, вылетающие из трюма самолета. И хорошо, что посмотрел, потому что они были без наклеек, которые тупая баба в Стамбуле налепила вместо галстуков (у нас шел дождь).Рюкзаки-мешки были отложены персоналом. Один из PANWS (СВЯТОЕ ЕГО ЗА ЭТО! ТРИ ЭТИХ ВЕЩИ!!!) смотрел на самолет с отчаянием в глазах. Тогда я начал махать и показал мне мой! Какое выражение облегчения и удовлетворения...
    Сумки-рюкзаки не подойдут. Мы выгнали их с места. В аэропорту.
    Wienia рюкзак не вылетел из Стамбула. Доберитесь до дома через три дня...

    .

    Стамбул для тех, кто любит жизнь

    Голубая мечеть, Стамбул / фото: MM

    Это одно из тех мест в мире, городов, которые не оставят вас равнодушными. Первый визит в Стамбул сегодня удивителен. Мы повсюду слышим, что оно волшебное, красивое и уникальное, но мало кто догадывается, как это место эволюционирует с развитием современного мира. Да, у него есть своя неповторимая атмосфера и характер, но и современное, по-настоящему городское и молодое лицо.

    • Санитарная безопасность очень важна для турок. Без маски мы практически никуда не войдем, в общественных местах часто измеряют температуру, дезинфицируют руки.
    • Препятствий для приезда в Турцию нет - никаких анализов не требуется, поляки не находятся на карантине, а в нашей стране возвращающиеся из Турции граждане Польши не обязаны его проходить. Вы можете свободно передвигаться по стране.
    • Сентябрь 2020 года — идеальное время для посещения Стамбула. Город «пустой». В главном районе Стамбула, Таксиме, толпы на улицах похожи на то, что мы можем видеть в Варшаве в часы пик, но в местных масштабах это означает «пустота».
    • Маски на улицах обязательны, Голубая мечеть на ремонте, но внутрь можно зайти, дворец Топкапы закрыт для посещения. Чтобы войти в Гаагу София, вам нужно одеться соответствующим образом, вход бесплатный.

    Для тех, кто перед приездом сюда забыл проверить данные о количестве жителей, первым шоком станет импульс урбанизации этого города, в котором проживает 15 миллионов человек. Недавно открывшийся (к сожалению, незадолго до карантина) новый аэропорт, флагманская инвестиция нынешнего президента, производит большое впечатление. И это многое говорит о современной Турции, ее темпах развития, потенциале и о том, чего она достигла за последние годы.

    Стамбул в двух словах и в маске

    Поездка по трехполосным кольцевым дорогам, клубок развязок и эстакад дает понять, что вы находитесь в по-настоящему развитом городе.Однако современный облик Стамбула — это только начало — нужно время, чтобы добраться до сути этого места.

    Во время экскурсии, организованной для прессы, у нас было на это всего полтора дня - ровно столько, чтобы увидеть эти самые важные места в коротком, ускоренном темпе и захотеть вернуться сюда, окунуться в лабиринт улиц. в течение более длительного времени. Сегодня единственным недостатком является то, что Стамбул расплачивается за свои размеры в условиях пандемии. Из-за того, что город такой огромный и здесь смешалось столько приезжих из разных уголков мира, маски на улицах также обязательны.Это может быть надоедливым при 26 градусах и на солнце.

    Турки придают большое значение санитарной безопасности. Без маски мы практически никуда не войдем, в общественных местах часто измеряют температуру (на входах в отели установлены автоматические термометры, к которым мы прикладываем запястья), дезинфицируют руки. При этом формальных препятствий для приезда в Турцию нет – анализы не требуются, поляки не находятся на карантине, а в нашей стране граждане поляков, возвращающиеся из Турции, не обязаны ему подчиняться.Вы можете свободно передвигаться по стране.

    Два часа по Босфору

    Наш гид Бурак Дегирел сообщает, что начало сентября этого года - очень удачный момент для посещения "пустого" города. В главном районе Стамбула, Таксиме, толпы на улицах похожи на то, что мы можем видеть в Варшаве в часы пик, но в местных масштабах это означает «пустота». Это было вызвано снижением числа туристов в сочетании с продолжающимися школьными каникулами. Через три недели город кишит жителями, у которых заканчиваются летние каникулы.Так что, чтобы побывать в Стамбуле и не застрять в уличной толпе, нужно поторопиться. Сюда также стоит вернуться зимой, когда в городе остались одни жители и кипит ночная жизнь.

    Из Варшавы в Стамбул быстрее, чем из Устки. От выхода из дома в 8 утра до посадки 4,5 часа, из них не более двух - сам перелет. Полдня остается на первый контакт с городом, который мы начинаем с круиза по Босфору, совмещенного с обедом.Это первый «вау» эффект: сказать, что живописен пролив, который был источником могущества бывших византийцев, ничего не сказать. Даже архитектурно скромный вид на азиатский берег завораживает. Неудивительно, что цены на особняки на берегу Босфора стремительно растут. Их могут позволить себе только сильные мира сего – их виллы, называемые по-турецки яли, настолько уникальны, что имеют даже не номера, а имена.

    Между двумя крепостями

    Яхта, на которой мы тоже впервые пообедаем в Турции, направляется на север, в сторону Черного моря.Сегодня мы не сможем взглянуть на Золотой Рог — старейшую часть Стамбула, где расположены самые важные памятники, в том числе ослепительный собор Святой Софии. Однако мы видим и другие останки, свидетельствующие о бурной истории этого места. На обоих берегах пролива возвышаются два форта, построенные первыми османскими захватчиками для более эффективной осады тогдашнего Константинополя. Богазкесен, замок, перерезающий горло, охраняющий европейскую часть Босфора, был построен султаном Мехмедом II.Старший, виднеющийся вдалеке с азиатской стороны, — его дедушка. Мы также проходим более новые следы правления османских династий - например, усадьба для охоты на оленей 19 века, когда были предприняты попытки подражать архитектуре западных городов в стиле модерн.

    Сказать, что Стамбул соединяет Европу с Азией, значит вызвать клише, но это очень подходящий термин. И не все ожидают, что Европа окажется здесь так близко. Вечный дух города — открытость, терпимость и жизнелюбие — независимо от того, в каком направлении дуют политические ветры.Жители не пытаются навязывать свои убеждения и обычаи другим. Они живут так, как хотят, и позволяют это делать приезжим. В Стамбуле много молодежи, которая любит ночную жизнь. Вы можете свободно одеваться (кроме храмовых интерьеров, конечно). Выбор пабов, пабов, ночных клубов, расположенных на аллеях и аллеях, удовлетворит самых требовательных тусовщиков. Социальная жизнь начинается здесь вечером и заканчивается утром.

    Стамбульская ночь и хипстер

    Первый вечер в Стамбуле обязательно нужно увидеть в центральном районе Таксим.Когда-то главная «тусовочная площадка» молодых жителей города. Стамбул – это фактически несколько десятков городов, объединенных в один организм – Таксим – его «сердце», хотя, как это обычно бывает в крупных мегаполисах, растущая туристическая популярность центра привела к тому, что тусовщики и хипстеры начали «мигрировать» и ищите другую нишу. Сегодня это Бешикташ — если кто-то хочет быть «в курсе», ему следует искать там вечерние развлечения. Популярный район также назван в честь сына Сулеймана Великого Чихангира.Это один из старейших районов Стамбула, наполненный галереями, кафе и художественными магазинами.

    Однако наша прогулка ведет нас по главной набережной Таксима, то и дело нас соблазняют сады кафе и интересные аллеи. Пешком можно за час добраться до Галатской башни – одного из флагманских памятников Стамбула, самого высокого элемента укреплений, относящихся ко времени генуэзской колонии (14 век). Во времена Османской империи он был превращен в резиденцию янычар, а на некоторое время и в тюрьму.Он известен, среди прочего, подвигом прыжка с него в 17 веке Хезарфена Ахмеда Челеби. Он пролетел на дельтаплане Босфор и через 3,5 км приземлился на азиатском берегу.

    Галатская башня и одноименный мост являются воротами в Золотой Рог – полуостров, образующий естественную гавань, первое место заселения и старейшее городское полотно Стамбула, древний город Бизаса с 7 века до н.э. . Легенда об основании гласит, что юный царевич Визас, сын царя Мегары, искал место для основания новой колонии и отправился посоветоваться с Дельфийским оракулом.Она постановила, что он должен построить город, где он будет видеть слепых. Когда князь достиг берегов Босфора, он увидел дым от хижин на азиатском берегу. Поселенцы там, должно быть, слепы, подумал он, что не устроили свои дома в более красивом месте - Золотом Роге. Так была создана Византия (первоначально греческая Византия), один из крупных городских центров эллинистической Малой Азии.

    Следы времен Вечного города

    Лучше всего начать с посещения самых древних следов истории города, видимых невооруженным глазом, т.е. римских руин - город был со 2 века нашей эры.CE в союзе с Римом, вскоре после этого он стал частью империи, а затем, конечно, стал Константинополем - столицей Восточной Римской империи. Памятником римской истории является Ипподром — площадь, использовавшаяся в древности для организации гонок на колесницах. На протяжении столетий он был лишен некоторых исторических украшений (в том числе венецианским дожем Энрико Дандоло, который увез отсюда знаменитую квадригу Святого Марка).

    Остается, среди прочего, как один из шпилей ипподрома, египетский обелиск Карнака.Присмотревшись, мы видим, что его форма немного видоизменилась — обелиск при транспортировке разделился на две части, но нижняя затонула вместе с кораблем, который его вез. Именно поэтому к обелиску было добавлено мраморное основание, украшенное дошедшим до наших дней мотивом гонок на колесницах. В центре ипподрома также привлекает внимание Дельфийский столб, т.е. три переплетенных змея. К сожалению, полностью она не сохранилась, но головой двух бронзовых рептилий можно полюбоваться в городском археологическом музее.

    Небесно-голубой, самый большой, самый смелый

    Начиная с Ипподрома, мы углубляемся в улицы Султанахмет, самого старого района Стамбула. Оставляем дворец Ибрагим-паши, великого визиря Сулеймана Великолепного вдалеке и направляемся в сторону Голубой мечети – самого большого храма в городе. Нам повезло, что он открыт, так как внутри ведутся обширные реставрационные работы. Внутрь попасть не удалось большую часть летних каникул, но все же приходится считаться с тем, что установленные реставраторами леса отнимут у посетителей часть впечатлений.

    Некоторые могут задаться вопросом, что именно Голубая мечеть, а не Айя-София, является самым большим по площади храмом в Стамбуле, и они будут правы. Построенный в начале XVII века султаном Ахмедом, храм был вызовом не только для самого города, где было принято не строить мечетей крупнее Софийской Гааги, но и для мира ислама. Утвержденный султаном проект предполагал строительство шести минаретов – которые предназначались для Мекки.Во времена правления османских правителей в Стамбуле существовал халифат, но Мекка по-прежнему была самым святым местом для ислама и пользовалась независимостью. Согласно легенде, Ахмед I профинансировал строительство седьмого минарета в местной мечети, чтобы успокоить имамов Мекки.

    При посещении храма мы впервые попадаем во двор с символическим фонтаном и так и не понимаем, откуда такое название. Выясняется только посередине — интерьер украшен тысячами плиток из Изник, изготовленных вручную и покрытых голубым, цветочным и геометрическим орнаментом.Они частично видны, несмотря на продолжающийся ремонт.

    90 100

    У истоков божественной мудрости

    Голубая мечеть расположена напротив Гаагской Софии, оба впечатляющих храма обращены фасадами друг к другу и разделены большой площадью. Пройти его впервые и, наконец, увидеть «храм мудрости» своими глазами – неизбежные эмоции и волнение. Собор Святой Софии — это святой Грааль для всех, кто любит искусство, культуру и архитектуру, — это высшее достижение человечества в каждой из этих областей.История нашей цивилизации написана в его стенах. Построенный императором Юстинианом в 6 веке, он трижды полностью перестраивался, был церковью, мечетью, музеем и на протяжении тысячелетия - самым большим сооружением на земле.

    Его интерьер неописуем - многие пробовали, но ничто не может передать впечатления огромности, великолепия, которым поддается каждый, кто сюда входит. В стенах, мозаиках, мраморных украшениях (материал привозили со всей территории Римской империи) буквально слышен шепот истории, здесь с посетителем действительно говорят веками.Повезло и увидеть самые красивые византийские мозаики в мире за один раз – в Гааге, Софии, Равенне и Венеции – еще один Грааль каждого путешественника.

    Кульминацией храма является знаменитый, богато украшенный, четвертый по величине каменный купол в мире и первый когда-либо возведенный на парусах - полусферический купол поддерживается последовательными полукружиями, которые создают пространства между краем периметра круга, называемые подвесками. . В поисках совершенного архитектурно-геометрического решения математики Анфемий Тралльский и Исидор Милетский создали выдающееся решение, задавшее направление в визнатской архитектуре.

    Сегодня также заметны отголоски исламской истории храма, ставшего мечетью после завоевания города Мехмедом II – круглые полотна, натянутые на деревянные медальоны с каллиграфически выписанными именами Мухаммеда и халифов. А также немного изменились современные свидетельства о судьбе этого места - собор Святой Софии, совсем недавно преобразованный обратно в мечеть. Добавлен зеленый ковер, покрывающий почти весь мраморный пол, а в проходах установлены деревянные обувницы.Оценку визуального эффекта оставляем посетителям, его также слегка нарушают расположенные по центру реставраторами леса, покрытые темно-бордовой тканью. Однако ремонтные работы здесь ведутся уже много лет, и пока неясно, когда они закончатся.

    Теперь, когда Айя-София снова стала исламским храмом, плата за вход больше не взимается. Однако следует помнить о соответствующем наряде – прикрывающем колени и плечи, а в случае с женщинами – о платке, закрывающем волосы.

    Тюльпаны и воины

    Уезжая из Гааги София, у нас возникает ощущение, что ничего прекраснее мы не увидим не только в Стамбуле, но и нигде в мире, но впереди нас ждет еще много необыкновенных мест.Недалеко мы находимся во дворце Топкапы, центре османской власти. В настоящее время дворец также закрыт для посетителей в связи с реставрацией, а его довольно скромные стены не отражают того огромного значения, которое произошло столетия назад. Резиденция султанов, в том числе знаменитого Сулеймана Великолепного, место замыслов дворцовых интриг и центр власти, производит гораздо большее впечатление своей историей, чем неприметным внешним видом. Внутри есть четыре двора, каждый из которых выполняет свою функцию.Первый, известный как янычарский двор, был открыт для людей. В Топкапы обучались те элитные воины, из которых происходила личная гвардия султана. Обучение начиналось с раннего возраста, и для этого во дворец привозили детей из немусульманских семей других национальностей. В его рядах был Мимар Синан, придворный архитектор трех султанов, автор более 400 построек в Османской империи, в т.ч. Мечеть Сулеймание.

    Второй двор дворца был доступен для чиновников, приезжавших в столицу по делам, третий и четвертый предназначались для султана и его семьи.Если бы мы могли зайти внутрь, то могли бы полюбоваться, например, садом тюльпанов, которым султан Ахмед украсил дворец во времена так называемого период тюльпанов, время мира и развития искусства, и тратить целое состояние на эти цветы, которыми помешаны не только в Нидерландах. В тронном зале хранятся священные реликвии ислама, в том числе Плащ Мухаммеда, лук и два меча. Дворец также был резиденцией гарема, святым местом для семьи, которой управляла мать султана, и иностранцам вход был запрещен.

    Сегодня, правда, туристов тоже не пускают во дворец целиком, но, может быть, поэтому у нас есть возможность посетить весь Золотой Рог за один день. И даже на обед времени хватает - да и выбор ресторанов в этом районе тоже немалый. Конечно, в самой туристической части Стамбула за обед вы заплатите чуть больше, чем в других районах, но готовятся местные деликатесы ничуть не хуже. Вкус тушеной баранины в сливе или Александровский шашлык (искендер-кебаб) очень вкусный.

    Подводные секреты Стамбула

    Осталось еще несколько "иконок" города, без которых грех было бы уехать из Султанахмета. Одним из них является Еребатан, популяризированный благодаря произведениям поп-культуры — резервный резервуар воды, построенный Юстинианом на случай, например, осады города. В так называемом «затонувшем дворце», обширный интерьер которого поддерживался 300 колоннами, собиралась дождевая вода, которой хватило бы почти на месяц. Здесь можно увидеть знаменитые основания колонн, украшенные барельефами с головами медуз, или «плачущую колонну» — украшенную павлиньими перьями, с вырезанными из нее капающей водой углублениями.Это популярное место у посетителей - видимо, когда вы просовываете большой палец в отверстие колонны и вращаете ее на 360 градусов, вы можете рассчитывать на исполнение своего желания.

    Корабль, который уцелел

    Визит в Турцию не будет полным без шоппинга, а ради этого туристы отправляются на Гранд Базар. Сегодня это еще одна достопримечательность, построенная Мехмедом II после завоевания Стамбула. Здание двухэтажное - на первом этаже располагались магазины, на втором этаже и мастерские.Султан хотел собрать все магазины в одном месте и их на самом деле очень много - около двух тысяч. Говорят, что это первый торговый центр в мире. Защищенный янычарами, он был местом шопинга номер один для жителей Стамбула на протяжении сотен лет.

    В середине 20 века, когда в Стамбуле начался массовый туризм, сюда приезжал каждый приезжий. Так что магазины стали ориентироваться на туристов, и цены пошли вверх. Горожане больше не ходят по магазинам, кроме одного вида ассортимента - золота и драгоценностей.Дарить золото в качестве подарка, например, на свадьбу, — традиция в Турции, стране прирожденных предпринимателей, которые годами не доверяли таким учреждениям, как банки. Итак, в зависимости от бюджета золото покупается на вес. Семейные сбережения домохозяек традиционно носили в виде браслетов. В ювелирных магазинах вы можете увидеть их огромный выбор. Во времена кризиса эта философия оказывается дальновидной...

    Во время посещения базара Бурак ведет нас к хану, представляющему собой двор, окруженный домами с мастерскими на первом этаже.Единственные, которые продолжают функционировать по-настоящему, — это мастерские по изготовлению изделий из серебра. Поднимаемся по чрезвычайно извилистым, узким ступеням, заходим на одну из них, пьем традиционный чай, который сопровождает каждое посещение. Любуемся крышами Стамбула, слушаем разговор, обмениваемся улыбками. Есть дыхание уникальности - это не место для массовых групп - слишком тесно, слишком узко, слишком круто. Украшения, сделанные владельцем, украшают стены, а не являются фальшивым сувениром. Серебро выглядит как еще один товар, который стоит попробовать.

    В гостях у праведного султана

    По пути к очередному рынку, на этот раз специализирующемуся на специях и сладостях, отклоняемся от дороги, чтобы посетить Сулеймана Великолепного на месте его захоронения - "тюрбе" у мечети его имени. Мы находим здесь и саркофаги правителей других династий, но только великий правитель империи носит прозвище «кануни», то есть праведник. "Кануни Сулейман Хан" - читаем на надгробии ("Праведный Сулейман-Владыка").

    Истинный источник богатства

    В саму мечеть зайти не получится (служба вот-вот начнется, жалеем, потому что она красиво украшена), поэтому идем по магазинам, на Египетский базар. Расположенный у порта, он со времен Османской империи служил заокеанским купцам для торговли специями, привозимыми сюда со всех уголков известного мира (включая Египет, отсюда и название). Здесь можно смело заниматься шопингом, не рискуя высокими ценами – так делают и жители города.Конечно, каждый владелец магазина хвалит свои товары и призывает их попробовать, но принять такое приглашение — сплошное удовольствие. Угощение чаем в кондиционированном салоне, возможность дегустации любых пряностей и сладостей, профессиональное и доброжелательное обслуживание – укомплектовавшись восточными деликатесами, можно отправляться на заслуженный отдых.

    С рыбой, раки и музыкой

    Жалко будет расставаться со Стамбулом, тем более что он прощается с нами незабываемым ужином - на последнем этаже небоскреба в районе Таксим, с террасой и видом на Босфор в обстановке солнце.Это ресторан рыбы и раки, который едят под звуки турецкой музыки, меланхоличной и радостной одновременно. Потрясающий вид, вкусная кухня, блюда, приготовленные из свежей рыбы и морепродуктов. Есть из чего выбрать и отличные местные вина – винная традиция, насчитывающая более трех тысяч лет, несколько подавленная во времена Османской империи, успешно возрождается в современной Турции.

    С последним тостом мы прощаемся со Стамбулом, последним видом, который город мог принять в нашем мире.Которые, кажется, в отличие от нас, останутся здесь навсегда.

    Собор Святой Софии как мечеть. Мы проверили, что изменилось [ФОТО]

    .

    Смотрите также