8 (499) 704-32-83
Москва

8 (812) 244-86-91
Санкт-Петербург

Заказать обратный звонок
Ежедневно с 9:00 до 19:00

Сударь кто такой


СУДАРЬ | это... Что такое СУДАРЬ?

  • СУДАРЬ — муж., церк. плат, пелена, ширинка. II. СУДАРЬ или сударь муж. сударыня жен. государь, господин, барин; б.ч. говорят в ·зв. В лицо, вежливо, почетно. Я, сударь, этого не могу знать. Вы, сударыня, за это на меня не гневайтесь. | Сударыня, пермяц.… …   Толковый словарь Даля

  • СУДАРЬ — муж., церк. плат, пелена, ширинка. II. СУДАРЬ или сударь муж. сударыня жен. государь, господин, барин; б.ч. говорят в ·зв. В лицо, вежливо, почетно. Я, сударь, этого не могу знать. Вы, сударыня, за это на меня не гневайтесь. | Сударыня, пермяц.… …   Толковый словарь Даля

  • сударь — См …   Словарь синонимов

  • сударь — и устарелое сударь …   Словарь трудностей произношения и ударения в современном русском языке

  • СУДАРЬ — СУДАРЬ, я, муж. (устар.). Форма вежливого, учтивого, иногда ирон. обращения, господин (в 4 знач.). | жен. сударыня, и. Толковый словарь Ожегова. С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова. 1949 1992 …   Толковый словарь Ожегова

  • сударь — сударь, сударыня Это слово, имеющее в наше время патриархальное звучание, образовано путем сокращения слова государь (государыня) …   Этимологический словарь русского языка Крылова

  • Сударь — У этого термина существуют и другие значения, см. Сударь (значения). Сударь, сударыня  вежливая форма обращения к собеседнику, использовавшаяся в Российской империи. Произошло от слова государь путём отбрасывания первого слога[1][2]. Для… …   Википедия

  • сударь — I сударь I полотенце, платок, которым отирают пот , церк., русск. цслав. сударь – то же. Через ср. греч. σουδάριον – то же, которое заимств. из лат. sūdārium от sūdor пот ; см. Г. Майер, Ngr. Stud. 3, 62; Мi. ЕW 328; Фасмер, ИОРЯС 12, 2, 280; Гр …   Этимологический словарь русского языка Макса Фасмера

  • сударь — Искон. Сокращение слова государь: государь > осударь > сударь. См. государь …   Этимологический словарь русского языка

  • Сударь (значения) — Сударь: Сударь  вежливая форма обращения к собеседнику Сударь (церк.)  плат, пелена, ширинка Сударь  погребальный плат, положенный на лицо Иисуса Христа …   Википедия

  • Правила вежества в галантную эпоху: philologist — LiveJournal

    Из "Трактата о вежестве, принятом во Франции среди добропорядочных людей" Антуана де Куртэна, 1671 г. Цитирую по изданию: Неклюдова М.С. Искусство частной жизни: Век Людовика XIV. - М.: ОГИ, 2008. - 440 с.: ил. - (Нация и культура/ Новые исследования: История культуры).

    ...Нельзя спрашивать, о чем шел разговор, или, если он продолжается, прерывать его неучтивым вопросом: «А кто это сделал или сказал?» — особенно если замечаешь, что все говорится иносказательно.

    Присоединясь к беседе, будет невежливо говорить с кем-то из присутствующих или, если случится, со слугой на языке, другим неизвестном.

    Также невежливо шептать кому-нибудь на ухо; еще грубее затем начинать смеяться: многих это оскорбляет.

    Нет нужды повторять здесь то, что и так всякий день твердят детям: не должно отвечать «да» или «нет», следует всегда добавлять «сударь, сударыня» — «да, сударь», «да, сударыня». Известно также, что когда приходится говорить «нет» и противоречить знатной особе, то никогда не стоит делать это грубо, лучше прибегнуть к околичностям, говоря: «Вы мне простите, сударь» или «Я прошу у вас извинения, сударыня, но позвольте мне сказать, что кокетство — не лучший способ нравиться». Все знают и то, что добавлять «сударь»или «сударыня» к словам, которые могут произвести двусмысленное действие, есть деревенская шутка и признак неотесанности — «Книга переплетена в кожу, сударь-то мой, телка», или «Хороша, сударыня, кобылица», или «У него под седлом, сударь мой, осел».

    В целом надо следовать предписанию святого Павла: «Слово ваше да будет всегда с приветливостью приправлено солью, чтобы знать вам, как должно отвечать каждому» (Послание к колоссянам, 4:6).

    Еще весьма недостойно сравнивать кого-то с собеседником, желая указать на изъян или на неловкость, например: «Я знаю этого человека, я был там, когда он напился. Он, сударь, вашего роста, у него тоже длинные волосы». Или, обращаясь к даме: «У этой особы не слишком хорошая репутация, я ее неплохо знал. Это полная высокая брюнетка, как вы, сударыня». Или осуждать кого-то перед человеком, имеющим те же недостатки, — скажем, говорить в присутствии курносой дамы: «Эта дама имела глупость считать себя красавицей, и это при ее курносом носе!» Или перед хромой: «Смешно, что хромоножка нашла что раскритиковать в сарабанде». Лучше всего ни тем, ни другим манером не отзываться дурно о людях и не оговаривать их, кем бы они ни были; оговор — не только отступление от добропорядочного поведения, но и признак низкой души. Надо нерушимо следовать правилу: никогда не говорить хорошо о себе и плохо о других.

    Также невежливо добавлять к обращению имя или звание человека, когда с ним разговариваешь; например: «Да, господин Сисервиль» или «Да, господин маркиз»; следует говорить просто: «Да, сударь».

    Неуважением будет (как это часто случается) отвечать тому, кто нам говорит что-то лестное или отклоняет наши изъявления почтения: «Шутить изволите, сударь». Этим выражением пользоваться не следует, лучше сказать по-другому, к примеру: «Сударь, вы меня смущаете, это же мой долг» или «Сударь, я не позволю себе до такой степени забыться».

    Также оскорбительно, если, рассказывая о каком-то происшествии, в особенности нелицеприятном, вы прямо приписываете его тому, с кем беседуете, и вместо того чтобы воспользоваться общими выражениями: «И тут конец терпению, посыпались оскорбления, удар пришелся по уху», — твердите: «И тут вы вышли из себя, принялись сыпать оскорблениями, получили по уху».

    Рассказывая о чем-то достойном, не следует хвалить самого себя, а если в событиях принимал участие вельможа, еще и излагать все во множественном числе: «Мы отправились туда-то, мы сделали то-то». В таких случаях полагается говорить лишь о вельможе, не упоминая себя: «Господин N отправился туда, он сделал то-то, он предстал перед королем».

    Точно так же, когда низший рассказывает об обращенных к нему действиях вельможи, то нельзя говорить напрямую: «Господин N мне сказал то-то, послал меня ко двору», следует выражаться более окольным путем: «Господин N оказал мне честь сказать мне то-то, послать меня ко двору». А если ваша речь обращена к самому вельможе, то говорить надо так: «Вы были столь добры оказать мне милость замолвить за меня слово, вы взяли на себя труд» и т. д.

    Тут следует предупредить, что все слова должны подходить друг другу, например: «Вы были столь добры оказать мне милость» — милость, но не услугу, так как «услуга» и «дружба» подобают лишь между равными или когда высший обращается к низшим. «Сударь, я вас прошу о любезности оказать мне эту услугу», — весьма невежливо, правильно сказать — «эту милость, это одолжение».

    Еще в обращении следует избегать приказных выражений; надо приобрести привычку говорить обиняками или использовать неопределенные конструкции и вместо: «Идите, подойдите, сделайте то, скажите это», — изъясняться так: «Хорошо бы, чтобы вы пошли; не кажется ли вам уместным подойти; мне кажется, что стоило бы сделать то-то». И фразу «Вы, верно, шутить изволите», которая весьма оскорбительна, следует перевести в пассивную форму: «Было бы дурной шуткой говорить» и пр.

    Человеку, который претендует на светскость, нельзя, как простаку, болтать о своей жене, детях и близких, расхваливая их перед обществом, в котором есть люди благородные; говорить о них можно, но только к слову и без преувеличений. И если приходится заводить об этом речь, то отзываться о них нужно достойно, отмалчиваться тоже не следует, ибо это может вызвать подозрение в ревности или в недостатке расположения.

    Не следует проявлять слишком много довольства расточаемым им похвалам или же называть супругу ее именем, титулом или шутливым прозвищем, как президент, который, желая упомянуть свою супругу, говорил: «Госпожа президентша, сердечко, дитятко, самая лучшая в том-то или в сем-то», вместо того чтобы просто сказать «моя жена».

    Что касается женщины, то она, говоря о своем муже перед людьми невысокого звания, может называть его по имени, добавляя к этому «господин», если только он сам не низкого звания; однако перед людьми более высокого звания ей следует просто говорить «мой муж».

    Смешон муж, у всех на глазах расточающий жене ласки.

    Женщина же должна воздерживаться от того, чтобы, говоря о муже, именовать его просто «господин»: это очень частая ошибка, особенно среди горожанок.

    Также неучтиво слишком подробно расспрашивать мужа о жене, если только не после ее долгого отсутствия, длительного путешествия или болезни; и вовсе не следует задавать вопросов, если муж — персона, которую вам следует почитать.

    Если же такой вопрос уместен, то следует выражаться не так, как сказал бы сам муж; для того чтобы спросить разумно, не должно говорить: «Сколько лет вашей жене?», — но, спрашивая о жене, воспользоваться именем или званием мужа: «Сколько лет госпоже президентше? Желаю госпоже маршальше совершенного здоровья», — или, говоря с господином де Босежур: «Я рад, что госпожа де Босежур благополучно разрешилась».

    Насмешки вызывает тот, кто говорит или пишет «господин мой отец» и «госпожа моя мать». Это пристало только принцам; надо говорить просто «мой отец», «моя мать». Такие обозначения подходят куда лучше и более других отвечают нашему уважению и естественному благочестию*. Некрасиво, когда взрослые дети говорят «папа, мама», особенно теперь, когда эти наименования полностью изгнаны из хорошего общества. Дети людей высших рангов, говоря о своем отце, могут называть его «господин герцог» или «господин граф».

    Неучтиво, говоря о титулованном человеке в его присутствии, один раз назвать его, а затем просто говорить «он»; к примеру, если, беседуя с господином Александром о господине графе д’Аркуре в его присутствии, я скажу: «Господин граф вершил чудеса в Касале», — и господин Александр меня спросит: «Так это господин граф оборонил город?», и я отвечу: «Да, он самый», — это будет недостатком почтения к господину графу д’Аркуру, который, возможно, слышит этот разговор; поэтому следует отвечать: «Да, его оборонил господин граф».

    Также оскорбительно указывать пальцем на того, о ком говоришь или о ком говорят, если он находится тут же.

    Также не следует передавать советы или поклоны знакомому через человека, который выше его по званию и которого тот обязан чтить.

    Недостатком уважения будет вмешиваться в беседу, которую человек высшего звания ведет с кем-то другим: не следует говорить, пока он не задаст нам вопроса или не пригласит нас принять участие в разговоре, например, призвав нас в свидетели или желая, чтобы мы рассказали нечто для него лестное, что самому ему сказать неловко.

    Неучтиво первым отвечать на вопрос знатной персоны, если он задан в присутствии тех, кто выше нас по званию, даже если речь идет о вещах самых тривиальных. К примеру, если она спрашивает: «Который час?» или «Какой нынче день?», — следует дать возможность ответить тем, кто это может сделать лучше, если только вопрос не задан прямо нам.

    Невежливо под предлогом помощи обрывать того, кому мы хотим выказать почтение, когда он колеблется, подбирая слова, например, если он говорит: «Цезарь разбил Помпея в битве под... под...», — не надо добавлять «Фарсалами», но следует подождать, пока нас не спросят.

    Точно так же не следует поправлять, даже если такой человек ошибается, поскольку это равнозначно обличению во лжи: так, если, путая Александра с Дарием, он скажет: «Это знак природной доброты Дария, что он зарыдал, увидев Александра мертвым», — нужно подождать, пока он сам поправится или даст вам возможность тоже порассуждать на эту тему, и вывести его из заблуждения, что следует сделать без аффектации, дабы его не унизить.

    Неучтиво в разговоре обращаться к такому человеку: «Вы меня понимаете; вы меня слушаете? Не знаю, хорошо ли я объясняю ». Таких выражений надо избегать и просто продолжать говорить. Если вы замечаете, что вас не понимают, следует в нескольких словах повторить или разъяснить уже сказанное.

    Глупо, рассказывая историю, после каждого слова повторять «он сказал» или «она сказала».

    Следует избегать произносить вещи, способные вызвать отвращение, или вспоминать случаи, которые служат не к чести ваших собеседников, или что-то способное огорчить; например, говорить кому-нибудь: «Бог мой, как вы плохо выглядите»; или, обращаясь к молодящейся даме, рассуждать о давности знакомства.

    Если кто-то ведет рассказ, то не следует его прерывать, чтобы рассказать то же самое получше, поскольку это признак тщеславия, всех шокирующий.

    Другое дело, если речь идет об обстоятельстве, которое следует в чьих-либо интересах прояснить или засвидетельствовать.

    Невежливо, выслушав рассказ, говорить: «Если все, что вы поведали, — правда, то плохи дела» или «Если этот господин говорит правду, то не удивительно...» и тому подобное. Это прямое обвинение во лжи; никогда не следует показывать, что сомневаешься в словах человека достойного. Тут надо выразиться так: «Судя по тому, что вы говорите, дела плохи» или «То, что вы говорите, сударь, показывает...» и т. д.

    Когда говорят другие, следует стараться не дремать, не потягиваться и не зевать; это в высшей степени нелюбезно, поскольку тем самым мы выказываем скуку. Еще более неучтиво, зевая, издавать громкие восклицания; даже если скучаешь, следует избегать, чтобы это было заметно другим, и не впадать в бессмыслицу, как те, что беспрерывно вопрошают: «Который час?»

    ***

    Если дрема и тупость в обществе весьма неприятны, так же неприятна и их противоположность: чрезмерная веселость отдает школярством; не следует, играючи, шлепать друг друга руками и резвиться, это может закончиться неприятностями, если не всем вокруг по душе такие игры.

    Благородному человеку, когда он в обществе дам, не следует хвататься руками то за одно, то за другое, внезапно срывать у них поцелуй, головной убор, платок, браслет, ленту, именуя это милостью и изображая галантного и страстного кавалера; забирать себе письма дамы или ее книги, заглядывать в ее таблички. Для этого надо быть на очень короткой ноге, иначе такие поступки неприличны и оскорбительны и возбуждают ненависть к тому, кто их совершает.

    Вы также можете подписаться на мои страницы:
    - в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

    - в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
    - в контакте: http://vk.com/podosokorskiy

    Формы обращений к официальному и частному лицу в дореволюционной России

    Формы обращений к официальному и частному лицу в дореволюционной России

    « previous entry | next entry »
    янв. 11, 2013 | 07:24 pm
    Вчера, в очередной архивный четверг, я упомянула о том, что в переписке дореволюционной России существовала обязательная для всех система правил. Например, были такие формы обращения к лицам как "государь" ("государыня"), "господин" ("госпожа") и "сударь" ("сударыня"). Исходным вариантом для всех трех, видимо, являлось слово "господь" (Бог, владыка, глава семьи), которое видоизменилось в "господарь", потом в "господин" и, наконец, в "государь". Из последнего при сокращении получился еще один вариант - "сударь".


    Сначала обращение "государь" использовалось исключительно для наименования императора, но потом также и великих князей ("государь император", "государь и великий князь"). Формами обращения к ним соответственно были: "всемилостивейший государь" и "милостивейший государь". Ко всем прочим официальным и частным лицам свободных состояний обращались: "господин", с прибавлением фамилии, должности или чина ("господин Иванов", "господин управляющий", "господин коллежский секретарь"). Во множественном числе использовалось обращение "господа" без каких-либо добавлений. Слово "сударь" применялось как безымянная форма в быту и личной переписке, которая не употреблялась в официальных документах и почти не проникала в высший свет. В среде крепостных крестьян и слуг слово "господин" заменялось на "барин" (от слова "боярин").

    Самый распространенный вариант вежливого обращения - "милостивый государь", который применяли к лицу высшего чина и звания. Обращаясь к равному, писали "милостивый государь мой"; к низшему - "государь мой".

    Наряду с официальными титулами в дореволюционной России в быту применялись некоторые произвольные обращения: "ваше степенство", "ваша милость", "ваша честь" и т.п.
    Ссылка | | Поделиться | Пожаловаться

    arhivarij.narod.ru

    Обратно. arhivarij.narod.ru

    ОБРАЩЕНІЯ:

            &nbsp ТРАДИЦІОННАЯ СИСТЕМА ОБРАЩЕНІЙ ВЪ РОССІИ:

    1. ОБЫЧНАЯ СИСТЕМА ОБРАЩЕНІЙ

    1.1. Обыкновенною формою обращенія въ Россіи было слово с у́ д а р ь.

    1.2. Однако, вообще въ Россіи существовали слѣдующіе формы обращенія:

    ● Ба́ринъ
    ● Ба́рыня

    ● Ба́ричъ
    ● Ба́рышня

    ● Ба́рскій; ба́рски.
    ● Ба́рство.

    ● Су́дарь, уменьшительное суда́рикъ и суда́рчикъ
    ● Суда́рыня, уменьшительное суда́рка

    ● Господи́нъ
    ● Госпожа́

    ● Госпо́дчикъ,
    ● Госпо́дскій; госпо́дски

    Даль такъ объясняетъ данныя слова:

    Ба́ринъ, ба́рыня – человѣкъ высшаго сословія; дворянинъ; иногда всякій, на кого другой служитъ.
    Ба́рышня – дѣвица благороднаго званія.
    Ба́ричъ – сынъ барина, баринъ родомъ; сынъ человѣка, жившаго барски; привыкшій жить праздно, раскошно.
    Ба́рченокъ – малолѣтній баричъ.

    Су́дарь, суда́рыня – господинъ, баринъ. Болѣе говорится въ звательномъ падежѣ, въ лицо, вѣжливо, почётно. Я, сударь, этого не могу знать. Вы, сударыня, за это на меня не гневайтесь.

    Суда́рикъ – то же, ласкательно или дружески. Вотъ, сударики мои, прошу покушать, хозяйкина пирога порушать!
    Суда́рынька – полубырыня, вродѣ барыни.

    Господинъ – владыка, владѣлецъ, держащій власть на мѣстѣ или въ домѣ; баринъ, помѣщикъ, хозяинъ; кому покорны чада съ домочадцы и слуги, или у кого есть подвластные.

    Господиномъ чествуютъ людей по званію, должности ихъ, но не свойственно намъ ставить слово это передъ фамиліею, какъ дѣлаютъ на западѣ (Herr, monsieur). Господинъ купецъ, господинъ кавалеръ.

    Господа – обращеніе въ рѣчи къ слушателямъ.

    Госпожа – владѣлица, барыня, хозяйка; иногда ставится передъ званіемъ или прозваніемъ женщины.

    1.3. Исправляемъ современный непорядокъ:

    Вмѣсто «молодой человѣкъ» и «мужчина» говорили «сударь».
    Вмѣсто «женщина» – «сударыня».
    Вмѣсто «дѣвушка» – «барышня».

    Примѣры обращенія со словомъ "сударь" (аналогъ современнымъ "мужчина" и "молодой человѣкъ"):

    На улицѣ: "Сударь, не подскажите, сколько времени?"
    "Сударь, подскажите пожалуйста, гдѣ улица Изюмная?"
    "Сударь, подскажите пожалуйста, гдѣ здѣсь музей?"
    "Сударь, подскажите пожалуйста, гдѣ ближайшее метро?"
    Примѣчанін: однако, для юныхъ особъ лучше оставить слово "юноша", къ которымъ начиная съ выпускныхъ классовъ школы (на видъ) уже можно обращаться "сударь", или чуть позже, сообразуясь съ ихъ возмужаніемъ.

    Въ транспортѣ: "Сударь, остановка "домъ № 19" не скоро будетъ?"
    "Сударь, до метро ѣхать минутъ 20 или дольше?"
    "Сударь, Вы не выходите?"

    Примѣры со словомъ "сударыня" (оналогъ современному "женщина"):
    "Сударыня, Вы выходите?"
    "Сударыня, Вы уранили перчатку".

    Примѣры со словомъ "барышня" (аналогъ современному "дѣвушка"):

    По телефону поддержки сотовой компаніи: "Барышня, могу я переключться на другой тарифъ?"
    По телефону "09" (справочная): "Барышня, подскажите телефонъ ..."
    Примѣчанін: если Вы увѣрены, что на томъ концѣ провода съ Вами разговариваетъ пожилая женщина, то обращаться къ ней словомъ "барышня" - не удобно, надо сказать "сударыня".

    Молодому человѣку весьма нормально обратиться къ дѣвушкѣ словомъ "сударыня" (разница въ возрастѣ незначительна, они равны), однако женщинѣ среднихъ лѣтъ похоже удобнѣе обратиться къ молодой дѣвушкѣ словомъ "барышня".

    Такимже образомъ должно строиться обращеніе и къ людямъ, занятымъ въ сферѣ обслуживанія (офиціантъ, метрдотель).

    1.4. Если Вы ведёте разговоръ съ человѣкомъ, котораго знаете, то обращаться къ нему уже слѣдуетъ по имени, отчеству.
    ● Если человѣкъ старше Васъ по должности - по имени, отчеству.
    ● Если человѣкъ на такой же должности или одного круга съ Вами - по имени (если такъ принято). На болѣе офиціальномъ уровнѣ - также по имени отчеству, наримѣръ можетъ на военной службѣ между офицерами (можетъ въ милиціи между офицерами и т.п.).
    ● Если человѣкъ - на болѣе маленькой должности, то какъ и въ предыдущемъ пунктѣ: по имени (если такъ принято). На болѣе офиціальномъ уровнѣ - также по имени отчеству, наримѣръ можетъ на военной службѣ между офицерами (можетъ въ милиціи между офицерами и т.п.).
    А также: если человѣкъ работаетъ недавно, то имя обычно произносятъ полностью: "Сергѣй" (иногда такъ обращаются не только отъ офиціальности, но и отъ уваженія. Если человѣкъ работает уже нѣсколько лѣтъ - обращаются "Серёжъ".

    Чѣмъ чаще обращаются по имени и отчеству - тѣмъ офиціальнѣе отношенія, либо тѣмъ уважительнѣе обращенія другъ къ другу.

    2. Форма обращенія въ письмахъ.

          "Когда вы пишете письмо въ первомъ лицѣ къ людямъ малознакомымъ, или вовсе вамъ незнакомымъ, начинайте письмо словами: «Милостивый Государь», или «Милостивая Государыня»" (с. 274 Правилъ свѣтской жизни и этикета).

    По параграфу 8 "Обращенія и подписи":

          Начиная письмо, прежде всего, разумеется, слѣдуетъ въ заголовкѣ письма поставить обращеніе, относительно котораго принято соблюдать слѣдующія правила:
          Письмо къ малознакомому мужчинѣ, или дамѣ, начинаютъ обращеніемъ - «Милостивый Государь» или «Милостивая Государыня».
          Если письмо адресуется къ особѣ высокопоставленной, то къ словамъ «Милостивый Государь» прибавляется: «Ваше Превосходительство» или «Ваше Сіятельство», смотря по чину или титулу, которые носитъ то лицо, къ которому вы пишете.
          (Какъ видно изъ примѣровъ далѣе по книгѣ - на практикѣ къ высокимъ и начальствубщимъ особамъ - имѣющимъ чинъ или титулъ - пишутъ только «Ваше Превосходительство» или «Ваше Сіятельство» (смотря по чину или титулу). Къ особамъ начальствующимъ или уважаемымъ (купецъ или какой другой человѣкъ) - пишутъ «Милостивый Государь» - примѣчаніе составителя).
          Въ заголовкѣ письма къ лицу болѣе знакомому пишется «Многоуважаемый N.N.» и т. д. или уважаемый и т. д.
          Къ самому короткознакомому принято писать просто: «Любезный N.N.» и т.д.
          Когда дама пишетъ къ дѣвицѣ, которая моложе пишущей и коротко знакома съ нею, то называетъ её просто «Милая N.N.»

          Заканчиваются письма очень разнообразно, смотря по обстоятельствамъ и отношеніямъ нашимъ къ тѣмъ лицамъ, къ которымъ мы пишемъ.
          Къ лицамъ, занимающимъ видное положеніе въ свѣтѣ, пишутъ: «Пріимите увѣреніе въ моёмъ совершенномъ почтеніи» и т. д.
          Къ дамамъ и къ особам почтенныхъ лѣтъ: «остаюсь готовый къ услугамъ» и т. д.
          Къ хорошимъ знакомымъ: «уважающій (ая) васъ», - «любящій (ая) васъ», - «преданный (ая) вамъ» или, наконецъ, «вашъ», «ваша».

          ...относительно подписи въ концѣ письма принято слѣдующее:
          Молодыя дѣвушки подписываются полнымъ собственнымъ именемъ и фамиліей; замужнія дамы ставятъ только начальную букву своего имени и полную фамилію.
          Въ письмахъ къ особамъ высокопоставленнымъ подпись ставится въ самомъ низу страницы, значительно отступя отъ текста письма.

    (Къ книгѣ приложенъ краткій письмовникъ).

    По параграфу 9 "Титулы" (с. 280):

          Въ русскомъ языкѣ форма обращенія въ письмахъ къ Государю Императору опредѣляется закономъ, а именно:

    Августѣйшій Монархъ!
    Всемилостивѣйшій Государь,
    или
    Ваше Императорское Величество!

          Вообще слово «Ваше» прибавляется ко всѣмъ титуламъ: Ваше Императорское Высочество, Ваша Свѣтлость, Ваше Сіятельство, Ваше Высокопревосходительство, Ваше Превосходительство, Ваше Преосвященство и такъ далѣе.
          Въ письмахъ къ знатнымъ особамъ, имѣющимъ княжеское или графское достоинство, пишутъ:

    Ваша Свѣтлость!

    или

    Ваше Сіятельство!

          Послѣ чего слѣдуетъ означеніе имени и отчества.
          Особамъ духовнаго сана прибавляется, - Митрополитамъ и Архіепископамъ:

    Высокопреосвященнѣйшій Владыко!
    Ваше Высокопреосвященство!
    или
    Милостивѣйшій Архипастырь.

          Епископамъ:

    Преосвященѣйшій Владыко!
    или
    Ваше Преосвященство!
          Архимандритамъ:
    Ваше Высокопреподобіе
          Монахамъ:
    Ваше Преподобіе / (Нынѣ "Отец...(Имя)").
          Протоіереямъ:
    Ваше Высокоблагословеніе / (Нынѣ "Ваше Высокопреподобіе").
          Священникамъ:
    Ваше Благословеніе / (Нынѣ "Ваше Преподобіе").

    Въ современной Россіи принята слѣдующая система:

    Положеніе въ іерархіи Положеніе въ іерархіи Офиціальное обращеніе Неофиціальное обращеніе
    Патриархъ Московскій и всея Руси   Ваше Святѣйшество Владыко
    Митрополитъ   Ваше Высокопреосвященство Владыко
    Архиепископъ   Ваше Высокопреосвященство Владыко
    Епископъ   Ваше Преосвященство Владыко
    Архимандритъ   Ваше Высокопреподобіе Отецъ
    Игуменъ Протопресвитеръ,Протоіерей Ваше Высокопреподобіе Отецъ, Отче, Батюшка
    Іеромонахъ Іерей Ваше Преподобіе Отецъ, Отче, Батюшка
    Архидіаконъ Протодіаконъ Отецъ-діаконъ Отецъ, Отецъ...(Имя)
    Іеродіакоъ Діаконъ Отецъ-діаконъ Отецъ, Отецъ...(Имя)
    Монахъ,монахиня   Отецъ...(Имя)Матушка...(Имя) Отецъ, Отче, БратъМатушка, Сестра

          Въ письмахъ къ прочимъ лицамъ форма обращеній слѣдующая:
          Къ высшимъ:

    Милостивый Государь!
    Милостивая Государыня!

          Безъ употребленія же титуловъ къ «равнымъ» себѣ обыкновенно пишутъ:

    Милостивый Государь!
    а также:
    Милостивый Государь!
    Князь! или Графъ!
                                                                                                                                                                      Николай Сергѣевичъ!

    Примѣчаніе составителя къ этому 9-му параграфу:

    1. Ннынѣ въ церковной средѣ формы обращенія немного измѣнены, къ дьякону обращеніе "Ваше ..." не принято.

    2. Вообще, обращеніе къ священникамъ "Ваше ..." - имѣетъ мѣсто быть только въ письмахъ и прошеніяхъ. Въ отличіе отъ свѣтскихъ "Вашего благородія" и прочихъ, которыя употреблялись весьма часто при разговорахъ - какъ при докладахъ, такъ и мѣстомъ при общеніи.

    3. До ревоюціи обращеніе къ равному (въ офиціальной кореспонденціи) было какъ къ высшему, обращенія типа "графъ", "князь" - это къ низшимъ (по служебной лестницѣ) въ арміи. Поэтому - здѣсь нѣкоторая не состыковка. Т.-е. въ арміи "графъ!" - это къ подчинённому, а здѣсь въ "письмовникѣ" "графъ!" - это къ равному.

    Впрочѣмъ, обращеніе къ высшему или низшему - это одно, а къ равному - похоже иногда возникаютъ вопросы. Естественно, болѣе вежливо и почтительно - какъ къ высшему, ну а по дружески "графъ".

    2. Форма обращенія въ офиціальныхъ письмахъ (должностнымъ лицамъ), дѣловыя бумаги.

    По книгѣ «Чиновный міръ Россіи», с. 143:

    Обращенія къ лицамъ, имѣющимъ чины государственной службы или родовые титулы:
    1. Обращеніе къ вышестоящему лицу:
    1.1. Въ офиціальныхъ бумагахъ общій титулъ съ частнымъ: «его превосходительству товарищу министра финансовъ».
    1.2. При личномъ обращеніи употреблялся только общій титулъ (чаще всего безъ имени): «ваше превосходительство».
    1.3. При именованіи, наоборотъ, чаще всего только частный: «(господинъ) товарищъ министра».
    2. Обращеніе къ нижестоящему лицу:
    2.1. Письменное адресованіе къ нижестоящему лицу содержало только частный титулъ по должности (фамилія не указывалась): «капитану».
    2.2. При личномъ обращеніи – тоже: «капитанъ»
    2.3. При именованіи тоже – «капитанъ»
    3. Примѣрно равные между собою должностные лица обращались другъ къ другу
          а) либо какъ къ высшимъ : «его высокородіе (господинъ) начальникъ службы даиженія»,
          б) либо по чину : «господинъ капитанъ»,
          в) либо по имени и отчеству: «Пётръ Ивановичъ»,
          (въ случаѣ письменнаго обращенія – съ указаніемъ общаго титула и фамиліи на полѣ документа): «Его Высогоблагородію Петру Ивановичу Смирнову».

    Тоже саме, кратко:

    Снизу вверхъ:
    Его высокопревосходительству (господину) министру финансовъ.
    Его высокородію господину начальнику службы движенія.
    А имѣющимъ родовые титулы:
    Его светлости, его сіятельству.
    --
    Нижніе чины – Ваше высокоблагородіе.
    Офицеры – Господинъ капитанъ

    Сверху внизъ:
    Капитанъ, поручикъ.
    Имѣющимъ родовые титулы: графъ, бронъ.

    Равные обращались другъ къ другу какъ снизу вверхъ.

    Титулы военныхъ чиновъ (нынѣ «званій»):
    Титулы указываются съ современными названіями, такъ какъ практически всѣ должностные обязанности совпадаютъ съ ихъ названіями по сравненію съ дореволюціонными (см. таблицу далѣе).

    ● Ваше Высокопревосходитльство — для всѣхъ, начиная съ генералъ-полковника и выше.
    ● Ваше Превосходительство — генералъ-лейтенантъ, генералъ-майоръ.
    ● Ваше Высокоблагородіе — полковникъ, подполковникъ, майоръ, капитанъ.
    ● Ваше Благородіе — старшій лейтенантъ, лйтенантъ, младшій лейтенантъ.

    Поскольку до революціи къ подпрапорщику (тогда ещё "кадатъ на офицерскій чинъ" обращались "Господинъ подпрапорщикъ" — можно обращаться къ прапорщикамъ также "Господинъ прапорщикъ, господинъ старшій прапорщикъ".

    Въ послѣднее время въ Россіи произошла реогранизація чиновъ, такъ, въ военныхъ организаціяхъ, гдѣ былъ только "офицерскій составъ" - добавились два чина прапорщика.

    Въ гражданскихъ классныхъ чинахъ добавились три классныхъ чина.

    Приложеніе 1. Доревлюціонные воинскіе чины и соотвѣтствующіе имъ современныя званія:

    До 1884 г. майоръ – командиръ батальона, был упраздненъ.
    Нынѣ – заместитель командира батальона.

    Штабсъ-капитанъ – былъ попощникомъ командира роты (по строевой части?). Позже – командиръ роты.

    Законъ не создавалъ никакихъ ограниченій по сословному признаку — въ правѣ каждаго, по суду непорочнаго гражданина, стать офицеромъ.

    Было три способа стать кадровымъ офицеромъ: 1) Имѣя аттестатъ зрѣлости (свидѣтельство об окончаніи гимназіи, реальнаго училища или кадетскаго корпуса), поступить въ одно изъ военныхъ училищъ и, завершивъ его, получить погоны подпоручика. 2) Отличиться въ военное время и изъ солдатъ быть произведеннымъ въ офицеры съ правомъ достичь чина штабсъ-капитана (штабсъ-ротмистра), впрочѣмъ ординарецъ генерала Скобелева, всадникъ Абаціевъ, достигъ чина полнаго генерала. Въ мирное же время каждый солдатъ, закончивший срочную службу въ унтер-офицерскомъ званіи, имѣлъ право держать вступительный экзаменъ въ военное училище, чтобы стать офицеромъ. 3) Имѣя свидѣтельство о прохожденіи полнаго курса среднеучебнаго заведенія, поступить на военную службу солдатомъ-вольноопределяющимся, прослужить одинъ годъ (обычные солдаты служили три года), выдержать экзаменъ на чинъ прапорщика запаса и, имѣя этотъ первый офицерскій чинъ, сдать экзаменъ за курс военнаго училища; послѣ этого слѣдовало производство въ чинъ подпоручика запаса, и этотъ офицеръ могъ ходатайствовать о зачислении его на дѣйствительную военную службу, что было совершеннымъ уравненіемъ его со сверстниками, нормально прошедшими курсъ военнаго училища.

    Всѣ три пути были открыты для всѣхъ - вольноопределяющимся могъ стать молодой человѣкъ любого сословія и сдѣлаться по экзамену кадровымъ офицеромъ; солдатами были люди всѣхъ сословій, и каждый могъ, либо отличившись на войнѣ, либо поступивъ въ военное училище, быть произведённымъ въ офицеры; а обычный путь черезъ военное училище былъ открытъ для всѣхъ юношей, независимо отъ ихъ сословнаго происхожденія. Кадровымъ офицеромъ могъ стать княжескій сынъ и сынъ дворянина, и сыновья священника, купца, почётнаго гражданина, крестьянина, мѣщанина, ремесленника и рабочаго. И не только могъ стать теоретически, по закону, но и становился фактически и притомъ безъ какихъ-либо затрудненій.

    Объясненіе дореволюціонныхъ военныхъ чиновъ:

    Рядовой – служитъ три года.
    (Волноопределяющійся – служитъ годъ).
          Тотъ, кто прошёлъ полный курсъ средняго учебнаго заведенія.
    Ефрейторъ – назначаются рядовые за хорошее поведеніе.
    Младшій унтеръ-офицеръ – командиръ отделенія(?).
    Старшій унтеръ-офицеръ – помощникъ командира взвода.
    Фельдфебель – старшина роты.

    Подпрапорщикъ – къ 1917 г. данное звание предусматривалось только на военное время.
    (Присваивавшійся унтеръ-офицерамъ и фельдфебелямъ, выдержавшимъ экзаменъ или отличившимся въ бояхъ. Подпрапорщики пользовались некоторыми правами младшихъ офицеровъ.)

    Съ 1906 г. – сверхсрочнослужащій унтеръ-офицеръ, окончившій войсковую школу, и выдержавшій экзаменъ на чинъ офицера, но не произведённый въ связи съ отсутствіемъ вакансій или необходимой выслуги лѣтъ .

    Прапорщикъ – «прапорщикъ запаса» для всѣхъ родовъ войскъ. Только для военнаго времени. Для пополненія корпуса офицеровъ.
    Вольноопределяющійся, выдержавшій экзаменъ на чинъ прапорщика запаса.

    1 Подпоручикъ – первичный офицерскій чинъ (для окончившихъ военное учебное заведеніе). Командиръ взвода.
    1 Поручикъ – (второй чинъ для командира взвода.) Аналогъ современнаго «старшаго лейтенанта».

    2 Штабсъ-капитанъ – первоначально помощникъ командира роты по строевой части. (Второй чинъ для командира роты.)
    2 Капитанъ – командиръ роты.

    3 Подполковникъ – командиръ батальона.
    3 Полковникъ – командиръ полка.

    Генералъ-майоръ – командиръ бригады(?).
    Генералъ-лейтенантъ – командиръ дивизіи(?).
    Генералъ отъ инфантеріи – командиръ корпуса(?).
          – Командующій N-й арміею
          – (Помощникъ Главнокомандующаго арміями Румынскаго фронта)
          – Главнокомандующій арміями N фронта
          – (Главнокомандующій Кавказскимъ фронтомъ)
          – Начальникъ штаба Верховнаго главнокомандующаго
          – Верховный главнокомандующій
    Генерал-фельдмаршалъ – къ 1917 г. почётное званіе. Съ 1910 г. чинъ генералъ-фельдмаршала присваивался только зарубежнымъ монархамъ – главамъ государствъ (Черногоріи, Румыніи).

    Четыре чина – командиры взводовъ.
    Подпрапорщики и прапорщики для военнаго времени – для пополненія офицерскаго корпуса.
    Поручикъ и капитанъ – «поощрительные чины». (?)


    Приложеніе 2. Доревлюціонные гражданскіе (или статскіе) чины и соотвѣтствующіе имъ современныя классные чины:


    Титулы гражданскихъ чиновъ:
    Титулы указываются съ современными названіями, такъ какъ практически всѣ должностные обязанности совпадаютъ съ ихъ названіями по сравненію съ дореволюціонными (также см. таблицу далѣе).

    ● Ваше Высокопревосходитльство — для всѣхъ, начиная съ министра и выше.
    ● Ваше Превосходительство — замѣститель федеральнаго министра, директоръ департамента.
    ● Ваше Высокородіе — замѣститель директора департамента.
    ● Ваше Высокоблагородіе — начальникъ управленія, замѣститель начальника управленія, начальник отдела, заместитель начальника отдела, ведущій совѣтникъ, совѣтникъ, (главный консультантъ, ведущій спеціалистъ 1 разряда).
    ● Ваше Благородіе — всѣ консультанты, спеціалисты ниже.

    ●Д. г. с. Р. Ф. І, ІІ и ІІІ классовъ — Ваше Превосходительство.
    но заместитель директора департамента — Ваше высокородіе.
    ●Г. с. Р. Ф. І, ІІ и ІІІ классовъ — Ваше высокоблагородіе.
    ●Советникъ г. г. с. Р. Ф. І, ІІ и ІІІ классовъ — Ваше благородіе,
    (хотя заместитель начальника отдѣла, (главный консультантъ, ведущій спеціалистъ 1 разряда) Ваше высоблагокородіе).
    ●Референтъ г. г. с. Р. Ф. І, ІІ и ІІІ классовъ — Ваше благородіе.
    ●Секретарь г. г. с. Р. Ф. І, ІІ и ІІІ классовъ — Ваше благородіе.

    Также напрашивается такой выводъ:
    ● высшіе должности — "генералы", (превосходительство)
    ● главные должности — "оберъ-офицеры", (высокоблагородіе)
    ● ведущие должности — "оберофицеры", (благородіе)
    ● старшие должности — тоже "оберофицеры", (благородіе)
    ● младшие должности — тоже "оберофицеры", (благородіе).

    ПРИБАВЛЕНІЯ

    Въ словарѣ Даля имѣется слѣдующая замѣтка о словѣ "государь":

    1. Государями у насъ чествуютъ всѣхъ членовъ царской семьи, ставя почётъ этотъ передъ саномъ, гдѣ къ сану или званію подданнаго прилагается господинъ: Государь Императоръ; Государь Великій Князь; но передъ именемъ, слово это ставится вмѣсто сана: Государь Пётръ Великій.
    2. Встарь государь или осударь употребляли безразлично, вмѣсто гоподинъ, баринъ, помѣщикъ, вельможа;
    3.1. понынѣ царю говоримъ и пишемъ: Всемилостивѣйшій Государь;
    3.2. великимъ князьямъ: Милостивѣйшій Государь;
    3.3. всѣмъ частнымъ лицамъ: Милостивы Государь.
    Отцы наши писали къ высшему: милостивый государь; къ равному: милостивый государь мой; къ низшему: государь мой.
    Сударь, сударыня употребляется почти только устно.
    Да-съ, нѣтъ-съ и т. п. - сокращенія отъ да, сударь, нѣтъ, сударь.

    Интересные ссылки по темѣ:

    ● Культура письменной рѣчи.
    ● См. конецъ страницы.
    ● Какъ въ Россіи принято обращаться къ священнику.
    ● Памятка.
    ● Историческія особенности.
    ● Интересныя особенности.
    ● Формы прошеній.
    ● Ваше благородіе... Имѣются ошибки въ пунктѣ о лицахъ дворянскаго происхожденія.
    ● Новые знаки различія работниковъ Федеральной налоговой службы образца 2003 года.
    ● Христіанскій этикетъ.

    Поговорим о вежливости - Северный Медицинский Клинический Центр им. Н. А. Семашко, г. Архангельск

    Всем добрый день! После некоторого перерыва хочу возобновить работу своего блога и предлагаю обсудить очень важную, на мой взгляд, тему: как правильно обращаться к незнакомым людям в повседневной жизни. В рамках этой темы хочу поговорить с вами и о том, как следует отвечать на телефонные звонки, находясь на работе.

    Итак… В большинстве стран при обращении к незнакомому человеку проблем не возникает. Существуют традиции, формировавшиеся столетиями, которые принято соблюдать при обращении к незнакомому человеку. Во Франции к незамужним девушкам обращаются «мадемуазель», к замужним женщинам – «мадам». Если семейное положение собеседницы неизвестно, ориентируются на ее возраст. Обращение «мадемуазель», произнесенное с вопросительной интонацией, будет вежливым способом узнать, правильную ли форму вы используете. На деловой встрече обращение «мадам» будет самым уместным. Ко всем мужчинам, независимо от их статуса, принято обращаться «месье».

    В Англии используют обращение «мистер», «мисс» и «миссис» применительно к мужчинам, незамужним и замужним женщинам соответственно. К ним прибавляются фамилии собеседников, если они известны. Английский этикет предусматривает и более официальные формы обращения: «сэр» и «мадам». Слово «сэр» применяется двояко: как почтительная форма обращения (ребенка – к взрослому, подчиненного – к начальнику, работника из сферы обслуживания – к клиенту) и как дворянский титул. Во втором случае необходимо сочетание с полным именем. Этикетные формы «леди» и «джентльмены» используются преимущественно при обращении к аудитории.

    В Польше скажут «пан» или «пани», в испаноговорящих странах – «сеньора», «сеньорита» и «сеньор». Можно продолжить перечень веками устоявшихся обращений в различных странах.

    А что в России? Увы, в далеком прошлом остались исконно русские «сударь» и «сударыня». Грубовато-неуклюжие «мужчина» и «женщина» прочно заняли их место. Наши дамы в большинстве случаев, и в шестьдесят, и в семьдесят, откликнутся на «девушку», да и сами обратятся так к любой особе женского пола. Грустно.

    Мне действительно очень грустно от этого. С какой радостью я слышу изредка в каком-нибудь приличном магазине: «Сударыня, чем я могу вам помочь?» Или: «Дама, пройдите, пожалуйста, сюда». Сама я вот уже много лет использую для обращения слова «сударь», «сударыня», «барышня», «дама». Не режет мой слух и «молодой человек», если мужчина действительно молод.

    Очень часто мы стараемся вообще избегать обращений. Говорим «будьте добры», «простите» или просто «добрый день», а потом продолжаем безлично. А ведь ничто не ласкает слух человека так, как звук его собственного имени. Процитирую Николауса Энкельманна (Nikolaus B.Enkelmann, 13 января 1936, Липпштадт, Германия − 1 июня 2017), автора многочисленных книг по вопросам мотивации: «…способность создавать приятную, доверительную атмосферу начинается с умения правильно обращаться к собеседнику, ни на какое другое слово он не реагирует так чутко, как на собственное имя. Осознание этого очень важно при обхождении с людьми на всех уровнях, особенно в деловом мире, а на уровне организации – особенно».

    Мне гораздо легче спросить: «Как к вам обращаться?» или «Как ваше имя-отчество?», – чем разговаривать с безымянным собеседником. А прежде чем задать такой вопрос, я обязательно сама представлюсь.

    Обращусь к сотрудникам. В нашем Центре, как и во всех других учреждениях ФМБА России, есть приказ, регламентирующий правильность  ответов по телефону. Я не ожидала, что многим будет очень трудно исполнять, казалось бы, простые требования. Да и не требования это по сути, а элементарные (подчеркиваю – элементарные!) нормы поведения. Это нормально, когда при ответе по городскому телефону сначала называют учреждение, затем структурное подразделение, свою должность и  представляются. А как иначе? Как тому, кто звонит, к вам обратиться?

    Правильный ответ на телефонный звонок – своего рода профилактика возможных конфликтов. Если вам доброжелательным голосом ответила дежурная медсестра Татьяна Ивановна, вряд ли захочется разговаривать с ней нелюбезно. А вот резкое «хирургия», «ординаторская» не располагают к вежливому общению. Представившись, вы получаете право поинтересоваться, с кем говорите. И вот уже разговаривают дежурная медсестра хирургического отделения Федерального медицинского центра Татьяна Ивановна и Николай Петрович, позвонивший, чтобы узнать о состоянии своего родственника. Они будут взаимно вежливы и обязательно найдут общий язык.

    Я периодически звоню в разные отделения нашего Центра – проверяю, как сотрудники отвечают по телефону. Первая часть ответа – «Центр имени Семашко» – большинством выговаривается без труда. Называют и структурное подразделение. А вот свое имя произнести все еще трудно. Одна из сотрудниц на вопрос: «Почему вы не представились?» – ответила: «Я стесняюсь…» Стесняется ответить правильно и вежливо и не стесняется отвечать неправильно. Где логика?

    Хочу обратиться и к сотрудникам Центра, и к нашим пациентам: «Давайте будем представляться и обращаться друг к другу по имени!»

    Давайте вернем в обиход прекрасные русские слова: «дама», «сударыня», «сударь»! Режет слух? Язык не поворачивается? Все это дело привычки. Вернулись же к нам старинные русские имена. Лет тридцать назад над Пелагеями, Платонами, Матвеями, Елисееямя, Авдотьями смеялись бы. Сударыня… Как это по-русски! И как это красиво!

    Жду ваших отзывов и мнений.

    Реальная виртуальность или, «Сударь, а как насчет мокрым валенком по лицу?»

    Когда в давние-предавние времена я пришел работать в газету, по законам советского времени вся читательская почта регистрировалась. Более того, на каждое (!) письмо необходимо было «реагировать». Придумывать ответы на эпистолярные месседжи принципиальных читателей с несгибаемой гражданской позицией было не просто - их на день, учитывая многотысячные тиражи, случалось в несколько десятков.

    Я, молодой корреспондент, бывало, сидел до ночи, отвечал на «проклятые вопросы», стараясь как можно мягче пояснять их трагическую неразрешимость. Но однажды, за час до прекращения движения муниципального транспорта, ко мне в кабинет зашла самоё начальник отдела писем. Она, попыхивая папироской, некоторое время за мной понаблюдала. Затем, икнув (не без грации после этого прикрыв рот ладошкой) с мудрым прищуром произнесла шокирующую речь.

    - Ты дурак, да? Домой езжай. Письма в газету пишут только идиоты, учители русского языка и филологи.

    Я собрался и поехал домой. Но, несмотря на то, что заявление начальника отдела писем - практически руководство к действию - сильно облегчило мне жизнь, не был согласен с её безапелляционным утверждением лет 15. Точнее, до разгула анонимного безумия в интернете. Как же, думал я, человек обращается в газету со своей болью, идеями, чаяниями. И пусть он не открывает Америку - грамотно построенный ответ редакции, возможно, отвернет его на время от суицида, или еще более бессмысленного – решать проблему на встрече с губернатором (мэром, старшей по дому, Президентом) или представителями доминирующей партии. Любой, впрочем, партии.

    Лет семь назад пишущие в СМИ читатели получили некий карт-бланш - почти неограниченные полномочия высказываться по поводу той или иной публикации. Речь идет об электронных СМИ и возможности оставлять комментарии к заметкам. Во что это вылилось, помнят все. Любой, кто имел выход в интернет, спешил вывалить свои мысли (как он полагал - верх мудрости и остроумия) на предложенную тему. Массовой истерии была подвергнута тогда вся густопсовая сволочь – без племени и политической ориентации. И то ведь – писнУл – минута – рукоплескает мир.

    Но вскоре бардак подвергся некоей сепарации. Народ стал разбредаться по интересам – сайтам с более узкой направленностью. Учители и филологи перестали бдеть за чистотой языка СМИ в комментариях самих СМИ. Снизилось и число (по версии начальника отдела писем) идиотов. Правда, это счастье никак не отразилось на количестве их комментариев. Напротив, они росли в арифметической прогрессии. Парадокс? Нисколько. Как говорил наш командир роты майор Юрлов, объясняя феномен «Теории катастроф»: у объекта случилась резкая качественная трансформация при плавном количественном изменении формирующих его параметров. А говоря на языке медицины: не будучи подвергнутыми сепарации идиоты вступили в симбиотические отношения - очень близкие отношения с выраженной эмоциональной зависимостью друг от друга.

    Короче, идиоты, как у них водится, дискредитировали неплохую изначально идею. Превратили площадку для обсуждения проблем в помойку, которую используют исключительно для сведения личных счетов, или, что еще противнее, по идеологическим соображениям стараются формировать общественное мнение. И всё бы ничего, подписывайся они своим именем, и пусть даже стабильным псевдонимом. Значит, человек отвечает за свои поступки и готов отстаивать свою позицию в суде (или же за особые гнусности гордо получить в табло). Ан нет, для создания видимости массовости заходят под разными никами и, до чего дошел маразм - номерами. Как на спину из толпы плюнуть. Хотя и тут все не так просто.

    Не так давно мой однокурсник – виртуозный программист – рассказал удивительную вещь. Уверенным пользователям интернета она может быть и знакома, но меня вот поразила. Всё, что попадает в Сеть, уже никогда никуда НЕ ИСЧЕЗАЕТ. Заметки, фотографии, комментарии – все где-то живет, как бы ты не вытравливал их, иль не блокировал. При этом найти это добро, и даже адрес, с которого оно было размещено, вообще труда не составляет. То есть, в нашем случае: звонок в дверь, «здравствуйте, вы номер такой-то?», «э-э-э…», «прошу простить» и - в табло. Замечу, ошибки тут почти исключены – в 99 процентах случаев неожиданному гостю табло будет знакомо. Ведь с таким упоением говорить о вас гнусности могут только товарищи и знакомые.

    Но не для этого я вас сегодня тут собрал. Когда нас с однокурсником уже выгоняли из кафе, он, по причине достигнутого полного взаимопонимания и крайней степени уважения, поведал мне бытующую в мире программистов почти мистическую теорию - теорию появления интернета. Начал он с Первого закона Ньютона и пока мы ждали такси дошел до реинкарнации и кармы. Мол, как известно, все земные действия человека назначают ему место в загробном мире или определяют объект следующего воплощения. А интернет на сегодняшний день – самый удобный инструмент дабы отслеживать не только действия, но знать о скрытых помыслах индивидуума.

    Согласен, у программистов свои тараканы. Но, не смотря на явную бредовость, эта теория позволила мне вспомнить одну индусскую, кстати, притчу.

    Жила на свете одна дама. Распускала клеветнические слухи про окружающих, вследствие чего и в тюрьмы людей сажали, и семьи распадались, и по-миру они шли. Но однажды дама преставилась. Ихний индусский Петр спрашивает, мол, в кого, матушка, заселиться желаете? «В человека хорошего, батюшка», - ответила та. «А вот соберешь все до перышка, выполню пожелание», - сказал ихний Петр, достал откуда-то подушку и распорол на внезапно возникшем ветру. «Невозможно ведь это», - чувствуя недоброе, загрустила дама. «Во-от, - сказал затейливый старец, - так же невозможно найти всех, кто слышал твои сплетни, и убедить их простить невинных».

    В кого ихний Петр её превратил уж не помню. Пусть в боксера. А так как боксер индусский, ходить ему с разбитым таблом до постоянно.

    Владимир Пирогов

    Мастерская Петра Фоменко: Сударь из Ленинграда

    Говорят, московская публика валом валит на спектакль «Одна абсолютно счастливая деревня» в театре Петра Фоменко. Говорят, эту работу «фоменок» скоро можно будет ставить в один ряд с «Братьями и сестрами» Льва Додина или с «Песней о Волге» Резо Габриадзе, имея в виду глубину и искренность решения военной темы. Говорят, плачут не только зрители, но даже искушенные критики. И «виноват» в этом не только гениальный Фоменко, но и автор повести, по которой написана пьеса, — Борис Вахтин. Завтра Борису Борисовичу Вахтину — 70 лет. Но уже 19 лет его нет среди нас. Кто он был? Автор тончайшей, истово-искренней прозы, не дождавшийся при жизни ни одной своей книги. Маститый ученый-китаист, исследователь Востока. Блестящий переводчик древней китайской лирики. Философ, публицист, чьи размышления о судьбе России злободневны и сегодня. Киносценарист, создавший в соавторстве с Петром Фоменко один из самых щемящих фильмов о войне — четырехсерийную телевизионную киноэпопею «На всю оставшуюся жизнь». Между прочим — по повести своей знаменитой матери, Веры Пановой, «Спутники». Песня из этого фильма на слуху у всех: «На всю оставшуюся жизнь нам хватит горя и печали, где те, кого мы потеряли на всю оставшуюся жизнь┘»
    На этой газетной странице Бориса Вахтина вспоминают: его сын, Николай Вахтин, проректор Европейского университета в Петербурге, доктор филологических наук; Петр Фоменко, режиссер; Нина Катерли, писатель; Василий Аземша, скульптор; Борис Фирсов, ректор Европейского университета, доктор социологии; Владимир Губин, писатель; Юлий Ким, поэт.

    Петр Фоменко: Для меня все святое, светлое, лучшее, что было в Ленинграде, когда я работал там, связано с Вахтиным. Это я говорю не потому, что мы его сейчас вспоминаем, а потому, что мне удалось при жизни понять: какое это было счастье — с ним встретиться!
    Он был и элитарен, и демократичен одновременно. В лучшем смысле слова элитарный. Хотя для меня это понятие странное какое-то: элита едет — когда-то будет? Но тем не менее он был элитарен — изыскан, тонок — российский интеллигент высочайшего замеса. Человек, который похож был только на самого себя! Но главное его дарование Божье — это был человек для людей.
    Нина Катерли: Однажды мы стоим на автобусной остановке, Борис какой-то грустный, уже не было никаких надежд, что хоть что-нибудь напечатают — после того как вышел «Метрополь» с его «Дубленкой». Мой муж Миша стал его утешать: «Ну что ты, Боря! Даже если ты завтра умрешь, — так страшно он сказал, — останется эта твоя фраза: „На всю оставшуюся жизнь“! Она уже не забудется, ее народ повторяет!..»

    «Этот человек поселился во мне навсегда. Он сидит в пыльном сквере и пьет пиво, положив сигарету, потому что у него одна рука, в этом городишке, сверкая в нем, как яхонт, в этом совершенно необходимом городишке, без которого я теперь не могу представить себе вселенную со всеми ее метагалактиками и метаморфозами. Этот человек, этот живой памятник неизвестному солдату».
    (Рассказ «Человек из Вышнего Волочка»)

    Такие же бережные, совестливые слова он находил для всего, что было ему интересно. Он не боялся быть сентиментальным. И легкая его усмешка не ранит. Эта образная речь, это стилистическое смещение, как у Платонова или Зощенко, и эти веселые и печальные одновременно зарисовки российской жизни, такие бесстрашные потоки признания в любви ко всему живому┘

    «Если вы хотите понять спираль этой родины и, конечно, ее глаза, то вот что волнует меня среди прочего: зовут нас Иванами, но ах какими разными. Иванами, родства не помнящими; Иванами грозными, четвертыми; Иванами-царевичами; Иванами-дурачками; и венчает их человек, для России невозможный, незамеченный, однако он есть, как вы, как я, — Иван неслыханный, Ванька Каин. Одному Ивану — воспоминание; другому — шапка Мономаха; тому — царевна-лягушка; а тому — так и жар-птица. Ваньке Каину только одно в удел от родины — нежность полыни сухорепейная, только это стелет ему, расстилает». («Ванька Каин»)

    Нина Катерли: Главным в его жизни была литература, и в том, как он относился к ней, он не был современным человеком, никогда не воспринимал литературу как способ заработать деньги или как способ прославиться. А только — как служение. 
    Владимир Губин: Мы как-то сидели втроем: Борис, Сергей Довлатов и я. Борис куда-то спешил, ушел, а Довлатов мне говорит: «Вот ты так легко с ним разговариваешь, даже споришь, а я как-то робею, все мне кажется: что ни скажу — невпопад». Я даже засмеялся: «Это ты-то? Да он со всем Ленинградом знаком, и все с ним — запросто!» — «Нет, ты не понимаешь. В нем такая духовная сила! Силища!»
    Егор Яковлев: «Дорогой Борис Борисович! Примите первый номер. Он наш и Ваш. Рады уже тому, что этот номер нас познакомил».
    Вахтин, как и все авторы первого номера «Журналиста», получил именной экземпляр.
    Журнал появился на свет в январе 1967 года, похоронив одряхлевшую «Советскую печать», где средний возраст коллектива приближался к восьмидесяти, а один оптимистичный старец был занят вычерчиванием графика: когда издание лишится последнего подписчика — тираж с каждым номером сокращался.
    Выход «Журналиста» стал для Вахтина, по крайней мере, двумя нечаянными радостями. Блистательного китаиста впервые выпустили за рубеж. Записки Бориса Борисовича «Несколько дней в Китае» взял «Журналист».
    Вахтина мне назвал Борис Фирсов — ныне маститый социолог. Он заметил, что Бориса Борисовича нигде не публикуют — это уже первый манок для уважающего себя редактора. Я встретил Вахтина на Ленинградском вокзале. Поехали работать в редакцию. А вечером, когда настала пора отправляться домой, Вахтин попросил подвезти его к «Националю» — там поджидал приятель. Познакомился я и с ним. В один день два знакомства с хорошими людьми. Это был Петя Фоменко, который тоже даровал мне немало счастливых минут.
    Таким уж был Борис Борисович: водил дружбу с достойными людьми, устраивал праздники для всех и затевал всеобщее веселье независимо от того, как было ему самому и звенело ли хоть что-нибудь в кармане┘
    Когда мы знали лишь «товарищ» и «гражданин», а времена для нынешних окриков «мужчина», «женщина» еще не пришли, Вахтин обращался ко всем «сударь» и «сударыня».
    Однажды ранним утром раздался звонок. Я открыл дверь и увидел Бориса с двумя огромными арбузами. Он гостил в Тольятти. И там же напросился на баржу, которая тащила арбузы по Волге в Москву. Устроил себе такой праздник!
    В другой раз позвонил из Питера и сообщил без всякого вступления: «Нам нужны свои проводы белых ночей». Приезжайте тогда-то, туда-то. И хотя у большинства эта идея вызывала хохот, мы все-таки поехали. Провели ночь подле костерка, на берегу Невы, под стенами Петропавловки. Признаюсь, в моей жизни не было более интимного общения с Питером.
    А под утро подошел катер, через Фонтанку и дальше, дальше по каналам нас привезли в гостиницу «Советскую». Для сухопутных москвичей это казалось невероятным.
    С тех пор я не встречал и не провожал белых ночей.
    Николай Вахтин: Я родился, когда ему было 19 лет. И мы скорее были друзья, чем папа и сын. Он играл со мной во все игры детские, и это очень нравилось ему самому┘ Гордиться собственной генеалогией? Конечно, мне показывали фотографии разные и дагерротипы: это твой прапрадедушка, а это — прапрапрадедушка. Шестнадцать Вахтиных учились в Морском корпусе на протяжении его истории. Все старшие дети шли по этому пути — до моего деда, который в 16 лет ушел из семьи: она была слишком буржуазной, а он хотел делать революцию! И пошел в журналистику. Между прочим, прапра мой, Василий Васильевич Вахтин, выйдя на пенсию в чине контр-адмирала, занялся литературной деятельностью: переводил приключенческие романы с английского, издал словарь морских терминов. «Бим-бом-брам-сель!» — на пяти языках — звучит?.. Словарь и сейчас у меня стоит. 
    Прадед, морской офицер, погиб на Черноморском флоте в 1905 году, когда там был бунт «Потемкина». Ну, а вот дед уехал в Ростов, где и со своей будущей женой, Верой Пановой, познакомился. Там, в Ростове, и отец родился. А когда деда в 35-м году арестовали и он сгинул на Соловках, Веру Панову выгнали с работы, ей деваться было некуда, и она с пятилетним сыном и двумя старшими детьми от первого брака поехала к свекрови, прабабке моей, в деревню Шишаки под Полтавой, куда та еще в 22-м попала, когда всех дворян из Петербурга высылали┘
    В июне сорок первого Вера Панова поехала в Ленинград, где должна была идти ее пьеса, и тут — война. Как пробиралась она сквозь окружение на Украину к детям, как они жили в оккупированной деревне, как все потом очутились в эвакуации в Перми, об этом уже написано. Потом ее «Спутники» понравились Сталину, и она получила Сталинскую премию, и все переехали в Ленинград. А про Шишаки отец собирался написать, и даже название уже было: «Шишаки — мон амур»┘"

    «В небе днем над деревней вместо звезд сверкают птицы и облака, звенят на солнце над золотыми стеблями хлебов, украшая жизнь до нестерпимой степени, украшая ее глубокой высью, плавным течением смысла, который отнюдь не в чьей-то голове рождается отдельно от птиц и неба, реки, облаков и деревни, а просто и есть вот это все, вместе взятое: и глубокая высь, и бескрайний низ, и человеческая жизнь, которая переплелась и с низом и с высью, так тесно переплелась деревней, дорогой, взглядами глаз, приложением рук, что никакая сволочь ее не сокрушит и не опоганит».
    («Одна абсолютно счастливая деревня»)

    Николай Вахтин: Он был жаден до всяких впечатлений. Учителями его были академики В. М. Алексеев и Н. И. Конрад — это еще то, старое востоковедение, — он к ним относился с благоговением. Докторскую защитить ему не дали, дважды зарубали. В 66-м году после процесса над Синявским и Даниэлем они с братом подписали письмо-протест, и дальше о каком-то продвижении нечего было и говорить. А еще ему не могли простить его очерки и киносценарий «Мултанское дело» о Владимире Галактионовиче Короленко.
    ┘Помню, году в 59-м мы жили на Черной речке, и я потом узнавал и этот двор, и его обитателей в «Летчике Тютчеве» и в «Ваньке Каине», — у него объявился сосед Коля или Толя, большой мастер по всяческим моторам и водоплавающей технике. Кстати, именно у него отец купил потом катер потрясающий, метра четыре длиной, мотор — аж четыре лошадиные силы! Против течения реки ему было тяжело идти, крейсерская скорость у него была километров восемь в час, но мы на нем все мое детство проплавали, даже в Ладогу доползли однажды┘
    Борис Фирсов: Вахтин дружил с людьми самого разного социального положения. Помню, он однажды познакомился с капитаном сухогруза. Капитан был человек┘ э-э-э┘ загульный, и Борис равноправно участвовал в радениях, так сказать, на борту этого судна, прежде всего потому, что ему было интересно с этим капитаном и с этой командой о чем-то разговаривать. Он был необыкновенно терпелив. На его лице никогда нельзя было увидеть тени «онегинской скуки». В этом смысле он был для всех нас эталоном┘
    Николай Вахтин: Он хорошо подготовил меня к предстоящей жизни. Когда я рос и уже без него утыкался в очередной жизненный вопрос, то неожиданно обнаруживал у себя в голове готовый ответ, четко сформулированный и отлитый в формулу, произнесенную его голосом. Общения с ним мне хватает до сих пор.

    "Я посмотрел на моего шестилетнего сына — он сидел очень задумчивый, погруженный в себя, опустив голову.
     — Сын, — позвал я, и он медленно поднял голову, и глаза его были влажными и блестящими — может быть, оттого, что в них отражалась такая же поверхность моря, а может быть, от слез.
     — Что? — спросил он бровями.
     — О чем ты задумался? — спросил я.
    Он посмотрел на меня грустно, губы его дрогнули, и он сказал:
     — У меня к тебе большая просьба.
     — Какая? — спросил я, готовый к любым подвигам, лишь бы он не погружался вот так, неизвестно куда.
     — Пожалуйста, — сказал он, — никогда не спрашивай меня, о чем я думаю.
     — Хорошо, — сказал я мгновенно, потому что все-таки голова у меня работает иногда неплохо.
    («Ножницы в море»)

    Сегодня, на пороге XXI века, нам уже трудно понять, каким нюхом распознавали советские чиновники, что Борис Вахтин — не свой? Ну, что такого опасного было в его прозе? Почему не дали поставить Петру Фоменко «┘Счастливую деревню» еще в конце 60-х, как он намеревался? Почему не печатали? И как Борис Вахтин умел оставаться абсолютно свободным в несвободной стране?
    Борис Фирсов: Одно из величайших сожалений: он не дожил до времени перестройки. Вот это было бы его время, понимаете? Время Вахтина. Я, пожалуй, не могу назвать его диссидентом в классическом смысле, но по духу — да, конечно. Что такое диссидент? Прежде всего — свободный человек.
    Мы познакомились в 66-м году. Я был тогда директором Ленинградской студии телевидения, Борис Вахтин снял меня с работы. Потому что он придумал и вел ту знаменитую передачу, которая называлась «Литературный вторник» и которая многим, не только мне, стоила работы. Он нарушил устав того монастыря, в котором я был настоятелем. Он пришел с целой компанией — Дмитрий Лихачев, Всеволод Иванов, Владимир Солоухин┘ Обещали говорить на какие-то пасторальные темы, а потом разговорились. Скандал разразился, в сущности, из-за невинных вещей. Например, тема топонимики: зачем у нас бесконечно переименовывают улицы┘ Или — можно ли в концертах исполнять церковную музыку?.. Все это нисколько не затрагивало основ существующего строя, но сам факт, что люди позволили себе свободно говорить, пренебречь тогдашними правилами — а передача шла по Всесоюзному каналу, в «живом» эфире, — вызвал возмущенные звонки сверху: как посмели? Что там у вас происходит? Позвонил мне председатель Всесоюзного комитета по радио и ТВ и потребовал отключить передачу от Москвы, а я ему сказал, что это они должны сделать сами, если хотят, а я не буду.
    Не думаю, что Вахтин пытался совершить некий революционный переворот. Но тем не менее я лишился не просто должности — главного дела моей жизни┘
    Через две недели после этого мы с ним встретились, потому что его жена сказала: ты бы хоть познакомился с человеком, который из-за тебя пострадал. Он сказал: попробуем.
    В общем, мы съели две сковороды котлет, приготовленных Ириной Владимировной, выпили несметное количество водки и с этого дня стали абсолютно нерасторжимыми друзьями. И только его смерть нас разлучила.
    Постепенно под его воздействием я начал┘ как бы это поточнее назвать, проходить курс дополнительного развития. Я, как и многие, долгое время подчинялся правилам инкубатора, в котором нас выращивали, а он вырвал меня оттуда. С этого момента начался новый этап моей жизни: наука, социология, стажировки в Европе┘
    Он генетически был наделен способностью к раннему прозрению. Но любопытно, что в своем стремлении быть свободным он никогда не нарушал свободу других!.. Думаю, известное влияние и я на него тоже оказал, объясняя ему причины и поводы для разумной сдержанности. Но то, что я находился под его влиянием, — бесспорно. Я не был одинок: все его окружение испытывало его влияние. 

    Не поленитесь, возьмите в руки восьмую книжку журнала «Звезда» за 1998 год и прочтите первую часть философско-публицистической работы Бориса Вахтина «Этот спорный русский опыт». И вы увидите: в давней полемике с запрещенными публицистами той поры — Амальриком, Шафаревичем, даже с самим Солженицыным, которыми мы зачитывались по ночам, вглядываясь в полуслепые тексты на папиросной бумаге, сегодня правым оказывается Борис Вахтин!
    Это написано в 1978-м году и, разумеется, в нашей стране опубликовано быть не могло.

    «┘всемирно-историческим достижением нашего народа┘ является то, что не погиб он окончательно ни нравственно, ни физически, а уцелел в обстоятельствах, казалось бы, безвыходных, потеряв многие десятки миллионов жизней в братоубийственной войне, в войнах, голоде, холоде. Уцелел вопреки, а не благодаря своим вожатым, вождям, руководству, которые были — хуже некуда. И то, что уцелел, — это чудо, равного которому я в истории не знаю. Пока уцелел потому что смертельная опасность еще висит над ним, но уцелел и даже немного оправился от болезни, болезни по всем диагнозам и прогнозам смертельной. Русский народ жив — и это чудо».

    Николай Вахтин: Как ему хотелось увидеть свою книжку! В последние годы увлекся рисованием обложек для собственных книг — карандашные рисунки эти сохранились. Как он счастлив был, когда однажды ему позвонили из одного толстого журнала, сказали, как им понравился рассказ «Сержант и фрау», но напечатать они его не могут: он не в их стилистике. А отец был все равно счастлив: оценили!..
    Борис Фирсов: В ряде случаев он был провидцем. Героиня «┘Счастливой деревни» связывает свою жизнь с немецким солдатом, военнопленным. Мы-то знаем, что сейчас немцы ставят своим солдатам памятники на нашей земле, но тогда┘ Мы однажды с ним на эту тему разговаривали, и он сказал: война была битвой не только между фашистами и коммунистами, как это принято считать. Это была война между людьми. А раз так, то все человеческое в этой войне заслуживает внимания. Он восставал против одномерного представления о войне: героизм, раны, страдания, борьба — и все. На самом деле это было продолжение жизни в неестественных обстоятельствах. И разве не о том же - его абсолютный шедевр «Сержант и фрау»? Нравственные муки нашего солдата, который принес любовь-смерть немецкой женщине┘
    Василий Аземша: Было в нем редчайшее качество — какое-то притяжение красоты, эстетический камертон: красивая природа, красивые женщины, жена-красавица. Мало того, и поступки его были эстетичны. Это есть и в его прозе, особенно в отношении женских персонажей. Очень мужское, в известной степени старорежимное представление, такое дефицитное сегодня┘

    "Каждому мужчине, даже совсем никудышному, хоть в своих глазах, хоть на самом деле, выпадает в жизни, пусть один-единственный раз, но выпадает обязательно быть предметом великой любви. Бывает, конечно, что ему и невдомек, и после смерти, представ перед Всевышним, слышит он от Всевышнего эту новость и упрек: «Что, проморгал?» И приходится ему отвечать: «Да, проморгал, Господи┘»

    Юлий Ким: Воздействие Бориса Борисовича на меня было таким прямым, благотворным, теплым, всеобъемлющим, универсальным┘ Как-то, уже без него, году в 84-м это было, мы сидели в Шишаках на склоне «Вахтинского бугра», на котором он начал ставить дом, поминали Бориса Борисовича, и был удивительный закат. Садилось солнце, ослепительное и мягкое одновременно, и на какую-то долю секунды мне показалось, что это он на нас смотрит, нас приветствует, нам улыбается, светит. 

    При жизни Вахтина вышла в свет книга его переводов юэфу из древней китайской поэзии. Юэфу — это жанр. Существуют романсы на слова юэфу. Один из них в переводе Бориса Вахтина звучит так:
    ┘А следом по ветру проносится ивовый цвет.
    Мне грустно, что я пропускаю весенние воды.
    И нет никого, чей бы зов до меня долетел.

    Пожалуйста, господин или господин Марек?

    Как фраза «Пожалуйста, сэр», так и фраза «используя имя клиента» общеизвестно неправильно используются в разговорах с клиентами.

    Как я слышу в разговоре с продавцом каждые 20 секунд, мадам, или в адресованном мне предложении содержится минимум 3 фразы, мадам, я начинаю задумываться, в чем суть предложения или вопроса.

    Если вы начнете предложение или вопрос с Господа, возможно, это на самом деле привлечет внимание клиента к тому, что вы говорите в первый раз, но повторение фразы сделает ваш разговор искусственным, неестественным и часто трудным.Фраза «сэр или мадам» затрудняет построение отношений, основанных на доверии, симпатии или искренности.

    Более развернутой формой словосочетания «Сэр» является фраза, а точнее начало вопроса: «Пожалуйста, сэр, скажите мне, пожалуйста». Сэр, пожалуйста, расскажите мне больше. Пожалуйста, Господи, могу я спросить еще. Сэр, я хочу спросить вас еще кое о чем и т. д.

    НИКОГДА, никогда не задавайте такой вопрос, который вы хотите задать своему клиенту. Ему будет как минимум нравиться заполнять анкету и, в некоторых случаях, давать интервью.
    Это, конечно, не поможет вам получить от клиента реальные, основанные на фактах ответы.

    Сэр, мадам — одна из фраз, которые следует употреблять при разговоре с клиентом очень-очень скупо, очень осторожно, с большим уважением и вниманием.
    А что обычно бывает? Обычно, когда мы где-то разговариваем со службой поддержки, разговариваем с косметологом в косметическом магазине, в такси с таксистом, в ресторане с официантом, все время слышно - Сэр, мадам.
    Когда я нахожусь на встрече у клиента с ПХ и он каждое второе предложение говорит пожалуйста, я вижу как клиент все больше волнуется и раздражается, он хочет закончить этот разговор. Ему неудобно и неприятно. Чаще всего эти фразы раздражают.

    Не говорите: Скажите, пожалуйста, в какой сфере вы работаете?
    Спросите: В какой области вы работаете?

    Не говорите: Мадам, мы виделись в последний раз летом.
    Скажи: Недавно мы виделись летом.

    Вторая фраза, которая не дает возможности построить хорошие отношения, доверие, приятную и теплую атмосферу, - это фраза Mr. Marek. Конечно, речь не о господине Мареке, а о фразе, содержащей имя вашего клиента.
    Эту фразу, конечно же, следует использовать при разговоре с клиентом. Это того стоит - но в отдельных ситуациях. В ситуациях, когда это необходимо. И основное условие — использовать эту фразу один-два раза в одном разговоре.
    Если вы используете эту фразу более двух раз в одном разговоре, это может испортить ваше общение и негативно сказаться на исходе всего разговора.Это может быть даже причиной неподписания контракта.
    Подумайте, когда вы разговариваете со своими друзьями, вы не повторяете имя человека все время. Вот и представьте, как странно в восприятии все время слышать - Мистер Пол….., Мистер Пол……, Мистер Пол…. Обратите внимание, что эта фраза, как и фраза «Пожалуйста, Господи», сразу создает коммуникативный барьер. Можно сказать, что часто употребляя эту фразу, вы держите собеседника в страхе. Даже если он хочет открыться вам и построить хорошие отношения, основанные на доверии и симпатии, это «что-то» ему не позволяет.Это «что-то» — это то, что вы слишком часто используете фразу, используя имя вашего клиента.

    ПОМНИТЕ
    Не начинайте предложения и вопросы со слова ПОЖАЛУЙСТА, ГОСПОДИ.
    Фразу LADY ADAMIE (используя имя вашего клиента) следует использовать до 2 раз за один разговор.

    Разработчик:

    На следующую неделю отметьте (и запишите):
    1. Сколько раз кто-то сказал вам мистер / миссис - и как вы к этому отнеслись
    2. Сколько раз во время одного разговора кто-то говорил с вами Мистер Миссис.….. - используя ваше имя - и как вы относитесь к этому

    .

    Вы вдова, сэр! - Вы вдова, сэр! (1970) - Forum

    6.8 369
    рейтинги

    6.8 10 1 369

    {"rate": 7.0, "count": 1}


      900922

      2 Основная информация
    • Мнения и награды

    • Мультимедиа

    • Прочее

    {"type": "film", "id": 37497, "id": "WithToWatch" Film "links": [{"id": href":"/film/Jest+Mr.+Widow%C4%85%2C+please%C4%99+Mr-1970-37497/tv","text":"W TV"}]}

    назад на кинофорум Вы вдова-с!
    • Через 50 лет после премьеры все еще отображается неправильное польское название, которое не отражает природу комедии ошибок.

      PS Настоящим я подаю официальную жалобу на поведение администраторов сайта, которые призывают меня купить платную премиум-опцию, используя неэтичную блокировку моего IP-адреса, в результате чего каждый раз 90% контента сайта закрывается рекламный баннер, несмотря на мое исключение мной, как было предложено. В моем случае это плагин, реализованный в браузере Opera, uBlock Origin, и блокировщик трекера Disconnect, который я также деактивировал, хотя я не хочу изощренного шпионажа.Предлагаю форумчанам продублировать пост и регулярно присылать его администраторам сайта, пока кто-нибудь из них любезно не откликнется на переписку и не ответит на предъявленные обвинения.
      PS2. Как видите все можно обойти добавить запись, но такое поведение связано только с детским садом и недостойно портала, который я считал значимым на польском рынке.

    • ragnar2206 68 Не ломайте клавиатуру. Они невосприимчивы к знаниям. Они только не ошибаются при оценке (безнадежной) правоты кинематографа и классики.К режиссуре здесь присоединился еще один Майкл Карнс. Пока Нетфликс платит.

    • fjk оценил это видео: 5

      ragnar2206 68 opere после v12 можно olac. терез просто файрф. поскольку uorgin — это обновление страницы без рекламы.

    .90 000 «Потому что я, сэр, на повороте». 10 самых красивых цитат из текстов Агнешки Осецкой - Oh!Me

    Начнем с объяснения: что такое страх?

    Это реакция на ситуацию, которая вызывает очень сильные эмоции, это естественная реакция нашего организма на угрозу. Он появляется для того, чтобы мы могли лучше подготовиться к действию, чтобы мы могли «организовать» энергию для этого действия. Тревога – это очень сильное возбуждение, которое мы ощущаем во всем теле – это более сильное сердцебиение, ощущается напряжение мышц, учащенное дыхание.Эта стимуляция (мобилизация) заставляет нас анализировать реальность, видеть угрозу и предпринимать наилучшие для нас действия. Поэтому в целом страх — хотя это и неприятное ощущение — должен служить нам.

    К сожалению, когда он слишком большой, слишком интенсивный, он не может быть адаптивным. Ситуация внезапная, мы теряем контроль и не можем его восстановить, потому что, например, мы не знаем, каким источникам информации верить или информация противоречива или просто не укладывается в голове, мы их не принимаем, мы против них.И ситуация требует от нас действий. Страх должен помочь нам в этом, но когда он слишком сильный, слишком внезапный, нахлынувший, мы действуем инстинктивно, импульсивно. Лимбическая система становится сверхактивной.

    Война — это ситуация, в которой мы должны бояться, это естественная реакция, она должна вызывать тревогу и страх, потому что это угроза. Однако мы также должны быть в состоянии что-то сделать с этим страхом, использовать его, использовать как причину действовать. Беда в том, что он иногда подталкивает нас к суррогатной деятельности.

    Как рассказать детям о войне в Украине? Четыре совета детского психолога Александра Пиотровская

    Что дальше?

    В такой ситуации мы должны сделать все, чтобы укротить этот страх, чтобы мы могли сосредоточиться на реалистичной оценке ситуации и адаптации к ней. Требуется минута, чтобы сделать паузу, подумать, принять решение: стоит ли сейчас кому-то давать убежище дома? Должен ли я требовать этого от себя, несмотря на то, что боюсь? Или, может быть, мои действия должны идти в другом направлении, например.поддержать кого-то горячим обедом или сделать пожертвование, чтобы изменить положение беженцев или тех, кто борется за свою страну?

    Если мы не ответим сознательно на этот вопрос, наши реакции могут быть автоматическими, например, из-за страха перед тем, что может случиться, мы скупим всю муку, сахар и бензин, чувствуя, что это обеспечит нашу безопасность. Между тем, мы совсем не будем защищаться, а брать то, что им нужно, от других и вызывать дополнительное беспокойство. Очень трудно реально оценить, является ли то, что я чувствую, сигнальной тревогой, т. е. подсказывает мне, что что-то может произойти, но относится к будущему, или же это предметная (автоматическая) тревога, означающая выход за пределы моих возможностей, когда я должны действовать автоматически и не задумываясь, по принципу: атакуй или беги.Я должен уметь различать, что это за страх, анализировать реальность и определять, что нужно делать.

    Подводя итог: страх в его первоначальном значении должен быть сигналом для нас, что он может быть. то, что мы делали до сих пор, неэффективно, и нам нужно что-то изменить, чтобы выжить. Именно энергия должна заставить нас исправлять наши действия, хотя и не даст нам ответа, что именно делать.

    От тревоги короткий путь к панике. Когда мы говорим об этом?

    Паника — это очень интенсивное паническое расстройство с сильными соматическими симптомами, отличительной чертой которого является вера в то, что вот-вот произойдет что-то очень плохое, что я сойду с ума или умру.Паника как ощущение отключает нас от реальности, тогда мы сосредотачиваемся только на себе. Обычно это длится около 20 минут и часто связано с убеждением, что мы находимся в ситуации полной угрозы нашей жизни.

    Чаще всего, когда мы говорим, что люди паникуют, мы имеем в виду действия под влиянием страха, что сужает оценку действительности, т.е. иррациональную сосредоточенность на безопасности – заправку, изготовление припасов или постоянный просмотр информации, чтобы не пропустить ни одной новости о том, что происходит на войне - потому что это дает мне чувство контроля.

    Но иногда недостаточно не чувствовать страха...

    Страх в такой ситуации означает, что мы выходим из-под контроля, наши действия оказались недостаточными, поэтому мы должны заняться чем-то другим. Вопрос только в том, вернём ли мы покой и чувство контроля, действуя так же, например, бросаясь на помощь, несмотря на то, что у нас слишком мало сил для этого, или мы не в состоянии это сделать. Именно поэтому так важен правильный выбор. Не всегда нужно ехать на границу с бутербродами и горячим чаем для беженцев, может быть, достаточно построить стабильные отношения с вашими детьми, которые потом встретятся в школе с другом из Украины и напримерМой ребенок, о котором я позабочусь, которому я объяснил, что такое война, как справляться с эмоциями, сможет поговорить с этим ребенком. И это заставит другого вновь почувствовать себя в безопасности. Вот как вы тоже можете помочь.

    Третья мировая война? Катажина Куцевич, психотерапевт, советует, как преодолеть паническую тревогу

    Многие задаются вопросом, нормально ли то, что мы испытываем такие эмоции в связи с этой ситуацией - ведь это не наша война.

    Поляки многое пережили в своей истории. Как не бояться в такой ситуации? Так давайте не будем стыдиться того, что мы боимся. Если мы не чувствуем страха, значит, мы стали каким-то ненастоящим. Мы знаем войну по урокам истории, по рассказам наших семей, до сих пор живем с ее последствиями, помним рассказы наших бабушек и дедушек, которые кого-то потеряли. Войны нужно бояться, потому что это угроза. Но не стоит поддаваться этому страху, нужно относиться к нему как к сигналу к активности, к проверке своих ресурсов, к возможности реально оценить ситуацию.В связи с тем, что происходит на Украине, сейчас для нас возникла угроза войны. Таким образом, мы должны рассмотреть, что мы реально можем сделать и что мы не в состоянии изменить. И мы должны принять это, даже если мы не согласны.

    Эмоции, связанные с началом войны, но с гибелью людей, естественны, но прямого влияния на это мы не имеем.

    Тем не менее, мы очень хотим что-то сделать. Как не сойти с ума от этих эмоций?

    Если мы чувствуем себя очень преданными делу, мы должны помнить и о себе.Например, оторваться от интернет-портала и отправиться на прогулку. Потому что, инвестируя в себя, мы сможем лучше помогать на следующем этапе. Заботиться о себе означает не только избегать опасных ситуаций или контролировать источники опасности, но и инвестировать в свои внутренние и внешние ресурсы, ведь благодаря им мы сможем лучше оценить ситуацию, в которой находимся, и сможем реагировать на нее. то, что реально, оказать помощь, которая необходима больше всего.

    Что вы подразумеваете под ресурсами?

    Внутренний ресурс, который есть у каждого из нас, — это способность справляться со стрессом или знания, которые мы можем дать другим, чтобы помочь им лучше справляться со стрессом.Это всевозможные компетенции, навыки и умения, которые могут пригодиться сейчас.

    Внешние ресурсы, с другой стороны, это то, что я могу потратить на помощь другим, например деньги, которые я даю тем, кто умеет ими распоряжаться, потому что я не знаю, что кому больше всего нужно. Внешний ресурс также должен предлагать юридические или медицинские советы, знания о чем-то, что у меня есть и что я могу хорошо использовать. Так что я могу укротить страх, контролируя информацию о войне, а также предпринимая действия, которые меняют положение тех, кто в чем-то нуждается.

    Некоторые, однако, боятся своих эмоций, связанных с войной, и, чтобы избежать их, отсекают себя от любой информации. Они чувствуют, что когда это вне их, они не расстроятся по этому поводу. Откуда такие разные реакции?

    Беспокойство, связанное с войной, может иметь самые разные причины, мы накладываем на него свой опыт. Ситуация, в которой мы оказываемся, открывает наш внутренний карман, в который мы прячем различные раны, переживания и тяжелые вещи. У каждого из нас есть такой карман.Такая внезапная ситуация, которая лишает нас чувства контроля, заставляет разные вещи высыпаться из этого нашего кармана. Видя убегающих, испуганных, отчаявшихся людей, мы начинаем вспоминать свой различный опыт, не обязательно один к одному. Например, то, что в детстве мы убегали из дома не перед войной, а от ругающего родителя. Или нам напоминают о трудном опыте, который также сопровождался большим страхом и потерей контроля. Тогда мы реагируем двояко: на то, что происходит сейчас, и на нашу историю в прошлом.

    Это затрудняет нашу повседневную деятельность, потому что, когда, например, в такой момент к нам подходит ребенок и спрашивает, будет ли тоже война, мы боимся этого вопроса и своих эмоций. И даже если мы скажем ему, что этого не будет, ребенок услышит: «Войны не будет», но увидит наше беспокойство. Вот почему так важно, чтобы, когда мы теряем или ограничиваем свой контроль, мы начинали с того, что называли свои эмоции, которые у нас есть к войне, и думали о том, что она делает со мной.

    Сложно, учитывая, что мы только что пережили пандемию, которая также стала для нас испытанием...

    Это правда.Пандемия тоже дорого нам обошлась, забрала завтрашний день, научила смирению, заставила задуматься, а сможем ли мы все контролировать. Мы почувствовали хрупкость жизни, непостоянство счастья, и вот тут же приходит следующий вызов. Поэтому мы должны быть особенно осторожны в предпринимаемых нами шагах, не заставлять себя делать слишком трудные для нас вещи, думать о том, поможет ли мне в чем-либо то, что я делаю.

    И снова нам предстоит отвечать на трудные вопросы детей...

    К сожалению, с этим приходится иметь дело, избежать такого разговора нельзя.Но чтобы позаботиться о нем, нам нужно понять, что именно он имеет в виду, когда спрашивает нас, будет ли война. Боится ли оно этой войны, того, что с нами будет, будем ли мы в безопасности? Он что, не понимает, что происходит и просто нуждается в объяснении, что такое война и зачем она. Важно объяснить ему это, потому что теперь ему придется иметь дело с большим количеством неожиданной информации, множеством напуганных людей, и ему нужно знать, что с этим делать.

    Также стоит осознать, что это только начало, наверняка впереди еще много переживаний и эмоций, связанных с этой войной...

    Это правда.Одной из базовых эмоций в кризисной ситуации является страх и боязнь. Но рядом с ними гнев и гнев, когда мы чувствуем, что наши границы переходят, несогласие с этим — это видно уже по словам или поступкам, которые предпринимают люди.

    Есть еще какая-то грусть, депрессия и меланхолия, потому что эта ситуация ставит нас перед потерей - это можно увидеть в тревогах о будущем, когда люди говорят: что будет, как я потеряю своих близких, когда я потеряю своих домой, мне придется эмигрировать. Они уже проецируют убыток, хотя его пока нет, а может и не будет вообще.

    Что дальше? Как разговаривать с тем, кто говорит об этом?

    Спросите, чего он боится больше всего, реально ли это и до какой степени? Испытывал ли он раньше такой страх и как справлялся с ним? Что мы можем сделать для него, что ему нужно?

    С одной стороны, мы чувствуем себя нужными, а с другой стороны, мы живем нормальной жизнью, наши дети ходят в школу, мы смеемся, встречаемся с друзьями. И мы начинаем задаваться вопросом, все ли в порядке, сможем ли мы это сделать.Как я могу справиться со своей виной?

    Мы, психологи, наблюдаем это явление, даже называем его синдромом вины выжившего. Когда на наших глазах происходит что-то столь трогательное, как эта война, кто-то умирает рядом с нами, кто-то борется за жизнь, ему приходится делать очень драматический выбор между тем, остаться и сражаться, или сбежать с младшим ребенком, и покинуть мир. другой, взрослый, который не может уйти - нам трудно понять. Это крайне сложные морально и эмоционально дилеммы.Если мы посмотрим на это с точки зрения безопасного наблюдателя, у нас будет иррациональное чувство вины за то, что мне лучше. Это чувство очень часто наблюдается у людей, переживших трагедию. Иногда именно она стоит за мотивацией сделать что-то для тех, кому приходится тяжелее. Стоит задуматься, является ли это хорошей отправной точкой для оказания помощи, ведь довольно часто такая эмоция появляется у людей, которые с большим трудом думают о себе: я имею право на собственные нужды, я ценный человек. Они винят себя в том, что им хуже.

    Если у кого-то есть такие наклонности, он должен задаться вопросом, почему у него возникла такая мысль, откуда она взялась? Потому что, если он основывает свою помощь или свою повседневную деятельность на такой эмоции, он будет постоянно убегать от того, что находится позади него и что его пугает. Или он вообще не будет активен, и это будет его способом противостоять происходящему.

    Если я избегаю делать что-то ужасное для меня, если я действую по тревоге, импульсивно, вслепую и злоупотребляю собой, моя помощь будет действенна в краткосрочной перспективе, потому что через мгновение я останусь без сил один и однажды утром я не сможет встать с постели, потому что мне будет интересно, стоит ли вообще жить в таком мире.

    Итак, как вы управляете своими эмоциями?

    Мы должны учитывать, что мы обычно не готовы морально к таким событиям. Более того, они «обрушиваются» на нас в самых разных жизненных ситуациях – не всегда мы находимся в лучшем жизненном или профессиональном состоянии, иногда даже в период кризиса или личной трагедии. И нам еще предстоит со всем этим разобраться. Чаще всего перед лицом такого события, как война, многие наши проблемы меркнут, но мы все же должны их учитывать, потому что этот страх любит распространяться и может начать действовать обобщенно.

    Что это значит?

    Что мы начинаем бояться жизни. Стоит проверить, чувствуют ли другие то же самое, если окажется, что мы реагируем сильнее, значит, это тот момент, когда мы должны позаботиться о себе, а не тратить все свое время на размышления о войне, потому что она истощает наши ресурсы и также ослабляет нашу способность помогать другим. Чтобы помогать другим, мы сами должны быть в хорошей форме.

    С другой стороны, помощь дает нам чувство общности, что можно увидеть в последние дни в Польше и в мире - мы действуем вместе, мы сотрудничаем, мы не делимся, мы не конкурируем.Это немного снижает наше беспокойство, потому что мы чувствуем себя частью чего-то большего, мы вместе помогаем в школе, в которую ходим, в больнице, где работаем, или в коммуне, где живем. Это дает вам ощущение свободы воли. Хотя мы не имеем прямого влияния на ситуацию в Украине, мы можем определить свой круг влияния и ориентироваться на него.

    Когда следует обратиться к специалисту?

    Чрезмерное беспокойство приведет к автоматизму, даже к скованности действий.Если мы замечаем такую ​​модель поведения у себя или у кого-то из близких, стоит присмотреться к ней повнимательнее. Есть и физиологические сигналы, потому что тревога запускает определенные специфические вегетативные реакции: напряжение мышц, учащение пульса, невозможность сделать глубокий вдох. Наше тело, а точнее лимбическая система, определяет нашу адаптацию – когда мы непосредственно подвергаемся опасности, она подает нам четкие сигналы. На данный момент у нас есть только перспектива угрозы, поэтому мы должны использовать эту рациональную часть функционирования, т.е.говорить. Вы должны убедиться, что этот страх не разрастается до очень высоких уровней, и что вы не слишком зацикливаетесь на нем, потому что он ограничит наш взгляд на мир. И когда мы смотрим на это только через туннель, мы не сможем увидеть нашу ситуацию в более широкой перспективе нашей собственной жизненной истории и истории нашей семьи. Мы не сможем говорить о том, через что проходим, а это, как известно, разрушительно и закрывает нас от помощи.

    Но как это сделать?

    Прежде всего разговоры, потому что эмоции подлежат интерпретации, если их вербализовать, то есть перевести в слова, то мы можем ими управлять.При очень высоком уровне тревожности мы теряем способность вербализовать эмоции и нам необходимо позаботиться о таком человеке и помочь ему успокоиться. Возможно, именно в таком состоянии — эмоциональной суженности, ужаса, нехватки каких-либо ресурсов — к нам и приходят беженцы. Поскольку они не могли спланировать этот побег, то часами стояли в очередях, не зная, когда это закончится. Их неуверенность очень остра. На этих людей действует острый кризисный стресс, который не является индивидуальным, а также вызван другим человеком, и тогда мы спрашиваем себя, почему это произошло.Нам легче приспособиться к процессам естественного происхождения, таким как наводнение, пожар или землетрясение, потому что нам не приходится задаваться вопросом, почему это произошло, как это произошло.

    Чувства, с которыми сталкиваются люди, пережившие войну, очень близки к ситуации межличностного насилия - если у кого-то такие переживания, что любимый человек подвел или оскорбил его, ему будет еще труднее понять войну, т.к. он другой человек, который причиняет ему боль.Кроме того, те, кто бежал из Украины, чувствуют себя очень виноватыми в том, что они в безопасности и оставили там своих родственников, чувствуют себя неполноценными и брошенными. Поэтому, если нам приходится с ними разговаривать, мы должны сказать им прямо, что они не убегали, а защищали детей, чтобы другие могли вложить свое внимание и время в борьбу, что они сделали в этом что-то очень хорошее. способ. Важно, чтобы они услышали это от людей, которые его принимают, потому что это заставит их почувствовать, что они не одиноки.

    Когда страх настолько силен, что одного разговора недостаточно, как его распознать?

    Когда мы наблюдаем интенсивность этого беспокойства в течение большей части дня или недели, мы не можем различить периоды, когда оно больше или меньше.Когда большую часть дня мы находимся между 7 и 10 по шкале от 0 до 1. Когда тревога заставляет нас вести себя определенным образом, повторяя одни и те же действия снова и снова, и они все равно не приносят облегчения, когда ритм день и ночь нарушены - пора воспользоваться помощью. И в этом нет ничего постыдного, это стоит сделать как можно скорее.

    «Если бы не эти страхи… Я мог бы дышать, мне не пришлось бы защищаться. Я бы не был собой"

    Как контролировать свои нервы, когда, например.пока на работе я получаю другие ужасные новости?

    Пытаться контролировать себя в такой ситуации немного против течения, потому что эмоции — естественная реакция на стрессовые ситуации. Если содержание сообщения вызывает у нас несогласие, пугает, вызывает ощущение несправедливости, его освоение является очень энергозатратной стратегией, и эмоции вернутся.

    Итак, давайте попробуем найти способ выразить их - может быть, есть кто-то, с кем я могу поговорить, или есть какое-то занятие, которое поможет мне стабилизироваться, например.прослушивание тихой музыки, короткая прогулка в близлежащем парке, чашечка кофе, просмотр фотографий близких. Отрыв на мгновение и освобождение от этой эмоции позволит нам вернуться к прерванной деятельности.

    Ключ в том, чтобы назвать эту эмоцию и попытаться понять ее. Спросите себя, когда спросите ребенка, откуда в нас взялся голос этого страха, скажите себе об этом. Может быть, не обязательно во время работы, но дайте себе право на эту эмоцию, а не отвергайте ее.

    И в долгосрочной перспективе мы сможем контролировать большинство эмоций, если сможем их распознать и назвать, если не будем избегать их и научимся их регулировать.Этого можно добиться путем поиска баланса в повседневной жизни, например, с помощью различных психологических тренингов, а также посредством самоконтроля, т. е. разговора с собой, а также с другими о своих собственных эмоциях и эмоциях других людей. Это позволяет нам нормализовать наши эмоции, потому что тогда мы видим, что не только мы должны это переживать.

    Но что делать с запаниковавшим человеком?

    Самое главное - быть с этим человеком, дать ему как можно больше изоляции и покоя. Помните, что паническая атака заканчивается быстро, вопреки убеждению человека, который ее испытывает.Мы говорим ей, что все эмоции, наконец, закончатся и что мы будем с ней до тех пор, пока того требует ситуация. Стоит попытаться направить внимание этого человека на ту реальность, в которой он находится, потому что в панике мы находимся в туннельном видении, нас нет здесь и сейчас. «Вход» в реальность — это то, что может заглушить тревогу. Итак, давайте попробуем привлечь внимание этого человека к чему-то, что происходит в окружающей среде, например, вы слышите, как мяукает этот кот, интересно, чего он хочет? Потому что если этот человек начнет прислушиваться к своему слуховому или зрительному анализатору, он вернется к реальности и тогда увидит, что опасности, которую он воображает, нет.Также можно дать ей что-нибудь попить, чтобы она в полной мере ощутила свое тело, тогда ее будет легче устроить здесь и сейчас.

    Мы должны помнить, что люди, приехавшие к нам из зоны боевых действий, имеют много травматического опыта, который может вернуться к ним. Звуки и запахи могут вернуть эти эмоции. Это может произойти в течение месяца или более после того, как это произошло. Затем, если у нас будет возможность создать для этого человека безопасную атмосферу и укрепить его в доступе к реальности, то для большинства эти навязчивые образы будут постепенно исчезать.Для тех, кто этого не делает, примите меры как можно скорее. Многие психологи помогают вам противодействовать посттравматическому стрессу, который является одним из наиболее распространенных негативных последствий воздействия такой агрессивной ситуации.

    С точки зрения эмоций, что мы можем ожидать через несколько дней, когда это текущее беспокойство пройдет?

    Мы начнем спрашивать о таких ценностях, как личность, свобода, правда и справедливость. Сейчас мы находимся на базовом уровне, это чрезвычайная, кризисная ситуация.Его основная деятельность заключается в том, чтобы вернуть себе чувство защищенности, стряхнуть с себя после утраты возможность решать свою жизнь, после утраты объектов любви. Примерно через две недели после такого события появится больше красных эмоций, т.е. злости, вреда, чувства несправедливости и потребности быть эффективным и здесь. Как только ситуация позволит, мы захотим поговорить об этом подробнее и начнем думать о типе оппозиции, потому что согласия на то, что произошло, нет.

    Предлагаем вам скачать бесплатное руководство Изабелы Бартон-Смочиньской и Иоанны Хатизов, изданное Центром диалоговой терапии: «Травма, или нормальная реакция на ненормальную ситуацию». В условиях войны на Украине и все еще существующей пандемии коронавируса стоит воспользоваться этим положением.

    Источник информации: Serwis Zdrowie

    .

    Мистер Дровосек • Забронировать Адама Шульца Далее, пожалуйста!

    Pan Drwal - Książka Adam Szulc Następny Proszę!

    Легкий возврат в течение 30 дней с момента покупки по любой причине

    Бесплатная доставка от 99,00 злотых

    ЗАБРОНИРОВАТЬ "ДАЛЕЕ ПОЖАЛУЙСТА!" - АДАМ ШУЛЬК

    После бестселлера «Мужской парикмахер» Адам Шульц возвращается с набором рассказов, знаний и рассказов о парикмахерском искусстве, на которые он потратил сотни часов и тысячи километров в пути.

    "Следующий пожалуйста!" с одной стороны, это вторая часть "Мужского парикмахера", с другой - несколько сотен страниц рассказа о мужчине-парикмахере, который практикует уже 30 лет и смотрит на весь мир сквозь призму причесок, косметические и парикмахерские салоны.

    В центре, среди прочего:

    • Описания причесок политиков, звезд поп-культуры, субкультуры и их влияния на моду, политику, историю и шоу-бизнес. Это анализ, который показывает, что только волосы и борода влияют на всю нашу жизнь.
    • Мощная глава об американских парикмахерских - их подъеме, развитии, причинах упадка и медленном возрождении. История имеет сильную историческую основу. Адам Шульц рассказывает о людях, климате, инструментах, косметике, особенностях и о том, чем эти парикмахеры отличались от всех остальных.Все основано на исследованиях, запросах в музеях парикмахерского искусства и, прежде всего, на беседах автора с парикмахерами и людьми из парикмахерской индустрии.
    • 20 биографий вышедших на пенсию (хотя часто еще работающих) парикмахеров-мужчин из девяти стран мира, в т.ч. из Польши, США, Италии, Германии, Турции и Англии. Это трогательные истории барберов о любви к профессии, о том, какой она была, о том, что делает «эта работа — это целая жизнь, а вся жизнь — это работа…». Биографии основаны на личных беседах Адама Шулька. .В этой главе он обсуждает биографию 108-летнего старейшего парикмахера в мире, занесенного в Книгу Гиннеса, маэстро Антони Манчинелли из штата Нью-Йорк. Автор был последним иностранным гостем перед смертью и имел с ним последний, трогательный разговор.
    • Ингредиенты косметики, структура кожи и волос и как читать этикетки продуктов разделены на профессиональные и общедоступные. Описание компонентов и способ их подбора в соответствии с типом косметики дополняют техническую сторону.
    • Очередная порция нескольких десятков описанных причесок - их история, происхождение, применение. Некоторые действительно поражают!

    Вся информация, описанная в книге, была составлена ​​специально для нее и никогда ранее не публиковалась. Все дополняется более чем сотней рисунков Павла Гарволя.

    Книга рекомендована королевой польских парикмахерских искусств Ягой Хупало и куратором крупнейшего в мире музея парикмахеров в Огайо Майклом Ипполитти.

    Это должно быть на полке каждого парикмахера!

    Закажите сегодня!

    Спросите продукт

    .

    Вот кто я, сэр... - rp.pl

    Rz: Вы обращались в Институт национальной памяти за доступом к вашему личному делу? Я вас спрашиваю, потому что, судя по чтению "Предателя", вы скептически относитесь к Закону о люстрации?

    Потому что это сосет счет. Или, по крайней мере, плохо работает, что одно и то же. Вы знаете, что именно означает слово «зеркало» на польском языке? Я проверил это в словаре. Это означает «смотреть внимательно». А кто из наших инспекторов внимательно следит за чем-либо? Они, сэр, наоборот, закрывают глаза и машут цепом вслепую.На кого оно падает, это фигня. Это наивные идеологические люстраторы. Конечно, есть и циничные, которые точно знают, на кого хотят кончить, и менее заинтересованы в правде. Я, сэр, за то, чтобы это проверить, вот и все. А не держать квитанции в рукаве и доставать их, когда нужно с кем-то разобраться. Что касается меня, то я не забочусь о своем портфеле. Я не был активным оппозиционером, так что, наверное, ничего интересного там нет. Да, я думаю, что у меня был один, я даже догадываюсь какой, но это были вопросы морали, он меня совсем не обидел, так что мне все равно.Я как журналист подавал заявление на люстрацию, но меня отправили обратно.

    Вы прекрасно знаете католическую церковь, особенно вашу матушку Краковскую епархию. Вы верующий?

    Я агностик, но агностик, так сказать, католик. Не православная церковь, не лютеранство, не православие, буддизм, конфуцианство, а католицизм. Со всеми вытекающими, хорошими и плохими. Даже если вы стопроцентный американец, неважно, родом ли ваши бабушка и дедушка из Белостока или Тимбукту, верно?

    Хотя главные герои вымышленные, встречаются и подлинные персонажи - Мачеек, Гиль, Хандзлик, Пияс, Петрашко - и некоторые - священники Старские, Абрамович-Мирские, Байковские - были слегка закамуфлированы автором, чего - признаю - нет. очень мне отвечает.Не лучше ли назвать имена священников: Бонецкого, Чайковского и Исаковича-Залесского?

    Я не думал об этом. Я думаю, что в случае с романом это третьесортные вопросы, которые касаются горстки посвященных. Настоящие имена появляются в книге только для того, чтобы кто-то не связывал некоторых персонажей друг с другом и не обижался. Такой мелкий оппортунизм.

    Я также слышал, что «Предатель» никогда бы не был создан, если бы не славная, на мой взгляд, деятельность священника Исаковича-Залесского, недавно удостоенного орденаЮзеф Мацкевич. Это правда?

    Если бы не Наполеон, вы думаете, Толстой не написал бы «Войну и мир»? Я думаю, что он напишет, но, возможно, другой. Что не меняет того факта, что и Наполеон, и Исакович-Залесский — вдохновляющие персонажи.

    Вы видели своими глазами черный марш и умиротворение Гуты Ленина, или мы имеем дело с творческой, оригинальной фантазией?

    Самореклама

    Уникальная возможность

    Годовой доступ к контенту рупий.PL за полцены

    КУПИТЬ

    Писать роман — значит творить. Когда произошли вышеупомянутые несчастные случаи, я не жил в Кракове. Я наблюдал зарождение «Солидарности» на другом крупном промышленном предприятии, Серкополе в Тарнобжеге. Однако позже я познакомился с людьми, участвовавшими в Черном марше и событиях на металлургическом заводе имени Ленина. Иногда из чужого опыта можно узнать больше, чем из собственного.

    А как вы наметили маршруты горных походов отца Конрада Галицкого? Блуждает по Татрам по вашим маршрутам?

    Татры невелики, так что и автор, и главный герой довольно основательно их протоптали за свою жизнь.Разница лишь в том, что автор никогда не попадал в столь драматическую ситуацию, как главный герой в горах. Потому что он никогда так не увлекался этим.

    Кстати, главный герой в рясе - редкость в литературе. Особенно сегодня.

    Странно, не правда ли? В стране, которая претендует на звание самой католической в ​​мире. А может поэтому? Неизвестно, как написать об этих священниках. Так что если кто-то уже пишет, то либо брызжет отравленной слюной, либо чан так, что рвет.Надеюсь, мне удалось избежать обеих этих крайностей. Хотя я осознаю, что я все равно никому не угодил. Но и это не было моей целью.

    Дед Галицкого, ученый-атеус, способствовал освобождению Ленина из-под ареста в Новом Тарге в Новом Тарге, его отец служит народной Родине доступным прозаиком, и зарабатывает написанными под оригинальным псевдонимом детективными рассказами, поэтому тема обращения Конрада и выбора им духовного пути в жизни не показалась мне очень достоверной.

    Почему это ненадежно? Согласитесь, может быть, необычно.Однако я действительно встречал священников, которые сначала прошли стадию неверия, затем обратились и, наконец, обнаружили свое священническое призвание. Позвольте мне сказать вам кое-что еще. В Казимеже был мальчик из простой семьи, стопроцентный нееврей, который сделал себе обрезание и сегодня является раввином в Израиле. Все говорили, что это тоже невероятно. И такие вещи просто случаются.

    Меня удивил тот факт, что на этот раз - хотя в случае с романом "Одиночество волков" это, наверное, было похоже, - вы пренебрегли музыкой, символом вашей прозы.Музыка, столь важная в «Рожденных ветром», «Писмаке» или «Уроке любви», с моим любимым, тоже мною, «Июльским утром» Uriah Heep. Пока не попросят, чтобы Halicki et consortes во время карнавала "Солидарности" напевали, например, из репертуара Яцека Качмарского...

    Ты стрелял в меня. Я не думал об этом. Видимо, в этот раз мне не нужны были музыкальные аллюзии. Во всяком случае, если такие мотивы и засели в памяти тех времен, то это религиозные песни. Этот страшный гимн Царю, «Боже, что-то Польша» и другие, уже лучше, которые, к тому же, цитируются в «Здрайцах».А еще песня барских конфедератов, так что что-то попало. И тяжело напевать Качмарского себе под нос. Кроме "Стены", но я их неприлично пространно цитировал в "Уроке любви", так что может и хватит.

    «Предатель» попал на прилавки книжных магазинов в ноябре. Может, у автора есть какие-то утечки, как наши священнослужители получили книгу?

    Вы знаете, у меня нет никаких утечек. Практически никакой реакции. Но это типично для интеллектуальной жизни Польши, не так ли? Здесь вы только практикуете пуховики, вы избегаете говорить, как, не пытаясь, черт святой воды.Так что я не удивлен. «Предателя» я написал, признаюсь, из чувства долга перед родиной. Вот какой я, сударь, я даже в армии был. И я рад, что я уже позади. Оба.

    .

    А я, сэр, на очереди

    В сегодняшнем посте предлагаем вам вместе поразмышлять в сопровождении текста песни.

    Песня представляет собой размышление о ближайшем будущем неправительственных организаций в Польше в контексте NCRSO, то есть Закона о Барад-дуре. Лирический субъект - третий сектор, а загадочный Прошек - это - в зависимости от трактовки - Барад-дур, Саурон и даже Моргот (для лучшего понимания понятий читайте записи из цикла "Близкие контакты третьего сектора") .

    В свою очередь

    слова: Агнешка Осецка
    в исполнении Кристины Янды

    С тобой все в порядке?
    Отлично,
    Я сейчас вижу - ясное зрение, ровный шаг
    как в марше.
    А я, сэр, на углу.
    Мое право - твое левое.
    Видишь: стул, скамья, стол,
    а я - сорванное дерево.

    Потому что я, сэр, на углу.
    От меня видно, как небо наклонено.
    Каждую зиму, каждую зарю Господь делит пополам.
    Господь любит свою жену.

    Пора возвращаться, потому что сигарета погаснет.
    Скоро, сэр, будет утро.
    Жена ждет, сегодня наверное не уснет.
    И рабочие встанут.

    А я, сэр, на углу.
    Мигают индикаторы различных возможностей.
    Господь говорит: хватит, пауза, погладь.
    И ты мне не завидуешь.

    Нам лучше уйти, потому что сигарета погаснет.
    Скоро, ты это чувствуешь, будет утро.
    Она ждет, она сегодня не уснет.
    И рабочие встанут.

    А я, сэр, на углу.
    Хоть бы хотел - сам бы устроил.
    Я уже вижу: собака, синяя, стол.
    Мне достаточно быть милой.

    Вы тоже были, сэр, на повороте.
    Сегодня, сэр, вы видите эти реальности.
    А вы работаете, сэр, как тот вол.
    И моя жизнь кувыркается, как ванна.

    Пора возвращаться, зяблики уже поют.
    Скоро, сэр, будет утро.
    Иди домой, протри глаза, почисти зубы.
    Прежде чем рабочие встанут.

    .90 000 "Сэр" по-английски? - Блог Госии Батлер

    Сценарий : человек перед нами в магазине оставляет кошелек или телефон и мы гоняемся за ним (вместо того, чтобы отдать защиту). Мы хотим привлечь его внимание, позвонив «в тыл».

    Позвольте мне разобраться с "пожалуйста" - не существует в английском языке в этом контексте . Я часто пишу, что поляки не говорят «пожалуйста», что делает их грубыми. Здесь можно было бы сказать, что польский — «вежливый», потому что он использует «пожалуйста».На самом деле речь идет об условностях. При изучении «английского языка как иностранного» в Польше слишком мало внимания уделяется условностям, и студентов поощряют слишком рано составлять собственные предложения.

    В моем любимом польско-английском словаре ( бумажное издание ) г-на Станиславского (опубликовано в 1970 г.) "Сэр!" переводится как «О, мистер Х!». Здесь интересно " oh " - хеджирование , введение. Поляки, как правило, слишком дерзки в английском языке, который, однако, должен немного «ходить вокруг да около».Так что "о!" все в порядке, дальше хуже: г-н С. Полагаю, я полагаю, что «мы не обращаемся к незнакомцу, не представившись предварительно»? Потому что он думает, что мы знаем имя преступника.

    Внимание незнакомца (я сегодня ориентируюсь на мужской пол) вызовем по-английски, окликнув ему вслед: " Извините!" (может быть "сэр"), но иностранцы используют "сэр" гораздо чаще, чем родной английский, неанглоязычные продавцы "сыр" (говорят "сэр") в ситуациях, когда англичанин говорит "mate" (незнакомцу, незнакомцу) .Поляки - отражая польский образ мышления - обычно называют здесь: Сленг! Не зная, что в Великобритании есть два равных способа обратиться к незнакомцу в магазине:

    - почтительный (выражаем уважение) - так говорят 100% иностранцев, потому что они переводят со своего языка,

    - непочтительный (дворянин в хуторе приравнен к воеводе), всех "назначаю", ибо считаю равноправным. Я бы не советовал вам использовать его в суде!* Это гордая традиция кокни, которые были уличными торговцами и были "самозанятыми" (они были бедны, но не босиком).Карлу Марксу пришлось споткнуться о них в Лондоне, но он сосредоточился на фабричных рабочих.)

    Вернемся к слову PAN . Сэр (множественное число: сэры ) - используется для обращения к кому-либо напрямую (чаще всего в конце предложения) и в письмах ( Уважаемый сэр ! Даже если мы не знаем пол адресата, возможно: Уважаемый господин/госпожа !). Мы не используем, когда говорим о ком-то (джентльмен сказал...), потому что тогда мы говорим: тот джентльмен или тот мужчина. За исключением детей в начальной школе, которые могут сказать: «Сэр сказал, что мы можем идти домой!» И т. д. Есть также фильм: Сэру с любовью .

    Мистер (аббревиатура Мистер ) используется с фамилией - кроме случаев, когда ругают маленьких мальчиков. Как говорит папа (или учитель): Иди сюда, господин ! это не сулит ничего хорошего. Однако польские конструкции типа: "Профессор! Или господин премьер-министр!" - что не скажу: "Господин инженер!" - на английском их нет и тут коллективный обман Соотечественников (я не критикую отдельные высказывания, а скорее "коллективный английский" коллективного поляка, который, к сожалению, нехороший), которые, написав письмо тогдашний премьер-министр г-н Кэмерон и публикация его в Интернете началась с "господин премьер-министр" (неверная фраза) - явная калька с польского: "Премьер-министр!" Однако по-английски написано и сказано: Mr Cameron ! но премьер ! (без "владычества". Сбивает с толку , американцы используют и Mr. президента, и поставить точку после г). Соотечественники обычно отслеживают опечатки в мимолетных комментариях в Facebook — а тут такой блеф! Об этом свидетельствует и слабый английский «коллективного поляка», потому что письмо было написано группой.

    Как английский или размытый, Мистер не имеет множественного числа, но он нагло заимствует французское слово, и если бы у нас были мистер Кэмерон и мистер Джонсон, мы бы сказали: Джонсон».Польского «мистер Джон» не существует в английском языке («мистер» плюс имя), но говорящий может называть себя «мистером» («Яцек, Вацек и Панкрачек» вспоминается). И поэтому мистер Браун может сказать о себе: «Я мистер Браун».

    Детали выходят за рамки «изучения английского языка как иностранного», потому что это больше вопрос стиля и этикета.

    * «Радзи» Гося Б., который в Польше перескочил от «мэм» до Высокого суда. Ее проинструктировали. Делай, как я говорю, а не как я!

    .

    Смотрите также